Главная страницаТворчество

Алекс Ланг “Мир в Кубе. Пробуждение. Глава 11. Речь Короля”

Глава 11. «Речь Короля»

Кончиком кинжала указываю на разъяренного Короля.
«Как же круто это должно выглядеть!»
— Не пора ли объявить результаты… Великий! — пытаюсь вложить в голос хотя бы половину того презрения, с которым говорил Эхиарн. Однако в крике это выходит слишком паршиво и ненатурально. Впрочем, даже этого оказывается достаточно, чтобы шерсть ратлинга встопорщилась, а глаза сузились.
— Победителем Турнира объявляется Шимус Проныра. Он доказалсвое право на возвращение… — Король с трудом сдерживает гнев и не сводит с меня глаз.
Трибуны взрываются восторженными криками и поздравлениями. Слышатся и проклятия, но их все-таки перебивают радостные возгласы. Пережидаю, пока крики не станут тише, после чего снова обращаюсь к ратлингу:
— Великий… мне кажется, вы что-то забыли!
На секунду с морды Короля исчезает гримаса дикой ярости. Вместо нее проступает новая — обескураженность и непонимание.
— И что же такого я мог забыть?
— Одно из главных правил Турнира Чести! Я правильно помню, что все имущество, трофеи, звания переходят к победителю? Но разве эти ратлинги, которых я победил не были главными претендентами на престол? Так что из этого следует… Великий?
На этом моменте замирают даже те зрители, которые до этого сыпали бранью и проклятиями. Наступившая тишина дает мне возможность в полной мере насладиться моментом, когда Кербхол теряет самообладание. Ратлинг подскакивает и с силой бьет по ограждению своего ложа. Глаза превращаются в две крохотные щелки, а шерсть топорщится так сильно, что по ней едва не бегут электрические разряды.
— Что?! Как ты смеешь!!
— О, извини, Великий! Я действительно не должен был напоминать тебе правила, которые ты и сам прекрасно знаешь! — я откровенно издеваюсь над ратлингом. Не то чтобы мне хочется его позлить…
«На самом деле, очень хочется!»
Просто сейчас я играю на публику — именно она должна будет исполнить решающую роль.
— Охрана,напомните этому ничтожеству его место!
«О, до чего же это предсказуемо», — мысленно усмехаюсь я.
Ворота, которые закрылись сразу после нашего выхода на арену, снова поднимаются. На этот раз через них выходят ратлинги в добротных доспехах, с бердышами и копьями. С легким удивлением замечаю среди них нашего старого знакомого. Того самого стражника, которого Шимус посылал к Королю. Его морда, как и остальных ратлингов, выражает сомнение и легкую нерешительность.
— Это так ты держишь свое слово, Великий? Где же твоя честь?
— Не зазнавайся, зеленокожий! Ты не тот, кто имеет право говорить со мной по поводу чести!
— Не забывай, Великий! Сейчас я говорю и действую от имени Шимуса Тени, что одержал победу на Турнире! Турнире, который, как ты сам говорил, должен определить кто станет следующим Королем Гарсии! Так что, я жду твоего решения! Или ты нарушишь собственное обещание и обесчестишь напрасно погибших претендентов?
— Убить его! — Король не сомневается ни секунды.
«В конце концов, ни на что другое я даже не рассчитывал…»
Снова поднимаю кинжал в правой руке и, задавая им ритм, ору, обращаюсь к трибунам:
— Ши-мус! Ши-мус! Ши-мус!
Зрители неуверенно подхватывают мой призыв.
— Ши-мус! Ши-мус!! Ши-мус!!!
Постепенно, под моим напором неуверенность превращается в твердую решимость.
— Ши-мус!!! Ши-мус!!! Ши-мус!!!
Продолжая скандировать, ратлинги разворачиваются в сторону королевского ложа. Кое-где вспыхивают драки, сопротивляющихся крыс выкидывают на арену. Не дойдя до меня дюжину ярдов, стража замирает. Сомнение в их глазах сменяется самой настоящей паникой. Они правильно понимают, что произойдет, если кто-то из них попробует выполнить приказ. Поэтому ратлинги просто стоят на месте, на всякий случай заняв боевое положение.
Король с ужасом смотрит вокруг. Он не хуже стражи понимает, чем чревато его решение. Однако, в отличие от последних, выбора у него нет. Если он признает первенство Шимуса, ему вместе со всеми придется вернуться в Проклятые Холмы. Неизвестно из-за чего Король так хочется остаться в этих подземельях, видимо это слишком веская причина, если ради нее он готов рискнуть всем.
— Убейте его!!! Вы оглохли?!
Из восьми стражников только трое приближаются ко мне.
— Ши-мус!!! Ши-мус!!! Ши-мус!!!
Я готовлюсь к отпору, хотя ума не приложу, как буду сражаться сразу с тремя неудобными противниками одним кинжалом.
Однако, этого и не требуется. С трибуны горохом сыплются бывшие зрители. Некоторые подхватывают оружие убитых претендентов, другие бегут с одними кулаками, но все направляются к окружившим меня стражникам. Ратлинги, которые не послушали Короля и остались на месте, бросают оружие и поднимают лапы. Бывшие зрители сбивают охрану с ног, отбрасывают в сторону, но оставляют в живых. А вот, ту троицу, которые окружили меня, сметают и разрывают на куски.
К этому времени толпа на трибунах уже штурмует королевское ложе. Однако, самого Короля там я не вижу.
«Это тоже было достаточно ожидаемо…»
Ратлинги, которые разобрались со стражниками нерешительно мнутся и вопросительно смотрят на меня.
Я нахожу глазами охранника, который вел меня на арену и жестом приказываю подойти. Крыс моментально подбегает, на секунду замирает в раздумьях, а потом опускается на колени, скрестив лапы на груди.
— Думаю, ты знаешь что надо делать…
К тому моменту, как Шимус, Родерик, Кейн и Харман выходят на арену, а страж-подхалим возвращает конфискованные у нас вещи, все уже закончено. Охрана разоружена, немногие ратлинги, которые оказывали сопротивление, связаны или убиты. В основном, это группы или представители кланов, главы которых участвовали в Турнире. Нейтралитет сохранили лишь двое. Клан Эхиарна «Быстрые клинки» и неизвестного мне Дарака «Несокрушимые». На сторону Шимуса перешли только «Черные гиганты» Дэрлуха — небольшая группа здоровых ратлингов с темной или абсолютно черной шерстью. По словам их нового лидера Гарбхана выходило, что Дэрлух, которого я задушил в самом начале Турнира, был последним шансом подобраться как можно ближе к королевской семье. В иерархии кланов они делили самую последнюю ступень с «мусорщиками» Расмуса. Если бы парни потеряли место в Совете Кланов, они превратились бы в обычных отщепенцев. Поэтому гиганты и решились на такой отчаянный шаг.
— Ши-мус!!! Ши-мус!!! Ши-мус!!!
Подземное ристалище снова заполняется криками и овациями. Готовый к чему угодно, кроме этого, Шимус теряется и едва не кидается назад. Приходится снова брать все под контроль и вводить Мастера Теней в курс дела.
— Но… как тебе это удалось? – не понимает ратлинг.
— Ну, ты сам сказал, что твою идею поддерживает большинство. Я всего лишь дал им небольшой толчок, — пожимаю плечами, — К тому же, как я и предполагал, Кербхол отказался следовать вашему уставу. Это его и уничтожило.
— Откуда ты знал, что Кербхол не сдержит слово?
— Иначе это было бы слишком просто, — грустно улыбаюсь и развожу руки в стороны.
Предчувствуя непонимание со стороны Шимуса, спешу сменить тему:
— Правда, у нас появилась проблема. Кербхол ушел и где он сейчас неизвестно. А пока мы будем заняты поисками, он вполне может собрать верных ему солдат и разбить нас.
— Я так не думаю… — наконец-то к Шимусу возвращается былая решимость и воля к победе, — Из всех кланов Гарсии по-настоящему опасаться стоит лишь тех, которые входят в Совет. Но из семи кланов три уже отказались его поддержать, еще два могут отступить, если у нас будет перевес в силе. До последнего скорее всего будут биться лишь «мусорщики» и Кровавые Кинжалы. Но где искать Кербхола я и в самом деле не знаю. Думаю, в тронном зале или сокровищнице. Скорее всего, он попытается забрать королевские реликвии…
— Кажется, я знаю где он может быть… с вашего позволения… — в разговор вклинивается Гарбхан. Гигант еще не называет Шимуса Великим, но уже соблюдает этикет.
Мастер Теней кивает, разрешая Гарбхану говорить, и тот продолжает:
— Дэрлух как-то говорил, что есть одно место, где Король проводит больше всего времени. Это бывший Главный тоннель.
— Но ведь его завалили на моих глазах! Ведь там мы столкнулись с подземными призраками…
— Дэрлух думал, что причина была именно в этом. Король мог найти какой-то секрет, связанный с призраками. Потому что сразу после обрушения Главного тоннеля, он подвел туда новый, о котором почти никто не знает. Выйти к нему можно через хранилище трупных ям.
Шимус кидает на меня вопросительный взгляд, по которому все понятно без слов.
— Нам нужно разобраться с этим как можно скорее!
А что, собственно, мне остается? Тем более, что до финала квеста уже рукой подать.
Заручившись моей поддержкой, воодушевленный Шимус начинает раздавать приказы. Гарбхана возводит в ранг командующего, а на основе его «гигантов» формирует несколько ударных групп, доукомплектовав их добровольцами с трибун. Как ни странно, желающих очень много. И даже не всем находится место в новой армии Шимуса.
Пока ратлинги решают вопросы вооружения и мобилизации, ко мне подходит Родерик.
— Лишний раз убеждаюсь, что Саррг был прав на твой счет.
Похвала — это, конечно, здорово. Однако, не мешало бы напомнить этому карлику, что буквально час назад он высказывался в мой адрес совершенно иначе. Но огрызнуться не успеваю.
— Не подумай неправильно, мы с парнями готовы идти за тобой до последнего. Но все же хочется услышать. Как думаешь, какие у нас шансы против Кербхола?
После такой постановки вопроса все колкости застревают у меня в горле.
«А действительно, какие? Два отряда Шимуса с НПС восьмого-девятого уровня против четырех таких же групп и босса двадцать пятого…»
— Не знаю, — я пожимаю плечами, — Главное, что они есть. Этого уже более чем достаточно…
Будь у нас в запасе хотя бы пара часов, Шимус смог бы восстановить силы и открыть теневой тоннель прямо к потайному проходу. Но у нас нет даже такой мелочи. Поэтому, мы вынуждены плутать в сложном многоуровневом лабиринте ратлингов. Переходить из одних залов в другие, спускаться в узкие ответвления или подниматься выше, чтобы перелезть через перекрытия. Настоящая полоса препятствий.
Во главе колонны Гарбхан и Шимус, именно они задают темп всему отряду. Остальные держатся на почтительном расстоянии в полсотни футов. Но сейчас темп движения ощутимо снижается. Делаю вывод, что впереди какое-то препятствие, либо мы наконец-то прибыли на место. Безумно хочется второго, потому что однообразные темные переходы начинают действовать на нервы.
Шимус резко останавливается, а Гарбхан обнажает меч.
— К оружию! — кричит гигант и кидается вперед.
Мы с гоблинами тоже спешим на выручку и сталкиваемся с небольшой группой ратлингов. Из них один мясник, семь убийц и полтора десятка разведчиков. Гарбхан самоотверженно бросается на мясника. Я хочу ему помочь, но ратлинг замечает мой маневр:
— Нет! Его беру на себя! Займитесь остальными!
И действительно — благодаря высокому росту и внушительной комплекции, Гарбхан отлично справляется. Гоблины берут на себя чемпионов, а я довольствуюсь разведчиками. Не то, чтобы я боялся связываться с убийцами — вовсе нет. Просто, не смотря на мизерную разницу в уровнях жизни, я гораздо быстрее разделаюсь с тремя разведчиками, чем с одним убийцей. У них нет никаких дебаффов, да и по опыту я тоже выигрываю.
Пока «гиганты» Шимуса не наваливаются на противников всей массой, успеваю зарубить четверых. Еще одного очень удачно увожу у кого-то хорошим критом со спины. Пока рядовые ратлинги возвращаются и занимают свои позиции, я пробегаюсь по трупам, чтобы подобрать лут. Из полезного нахожу две банки с ядом и редкий лук, который без соответствующего навыка и стрел, абсолютно бесполезен.
— И что это было? — удивляется Гарбхан, очищая оружие от крови, — Если они думали, что эта кучка бездарей сможет нас остановить…
— Нет, они всего лишь хотели нас задержать. И у них это прекрасно получилось, — перебивает гиганта Шимус, — Нам нужно торопиться.
Гарбхан привычно берет командование на себя и снова начинается эта долбаная гонка. За тем лишь исключением, что тоннель перестает «радовать» многочисленными ответвлениями и препятствиями. Теперь он лишь изредка петляет и едва ощутимо сужается. А через сотню ярдов вообще идет под откос. Сначала почти незаметно, но с каждым шагом все более ощутимо.
В конце концов, проход превращается в практически отвесный коридор. Идти по нему можно только держась за выступы в стенах. Не знаю как насчет НПС-персонажей, но для меня это оказывается чертовски трудно. Особенно, после того как пять лет назад я навернулся со скалодрома в Лонг-Айленде. Туда меня затащил Даг, школьный приятель и любитель всякого альпинизма. Благодаря страховкам и защите я не пострадал, но навсегда запомнил, что я и скалы несовместимы.
Пальцы нащупывают подходящий выступ, сколы впиваются в ладони, а ноги делают неуверенный шаг вперед. И даже не шаг, а скорее просто скользят по наклонной поверхности. После чего все повторяется снова и снова.
«Хорошо хоть, это всего лишь игра и руки тут не потеют…» — проносится в голове.
Приблизительно через двадцать пять ярдов тоннель сужается до размеров канализационного отверстия и совсем переходит в отвесный спуск. Впрочем, его глубина небольшая, всего около двадцати пяти футов. Это заметно благодаря хорошему освещению. В отличие от нашего тоннеля, внизу много факелов. Так же оттуда доносятся неразборчивые голоса и монотонный стук.
— Кажется, мы у цели, — шепотом произносит Гарбхан.
Спуск слишком узкий, так что за раз им может воспользоваться кто-то один. Учитывая, что не поставить охрану у выхода было бы слишком глупо, решаем, что первыми должны идти Гарбхан и Родерик. Как самые высокие уровни, они примут на себя первый удар и задержат противников. Следом пойдут Кейн и Харман, после них мы с Шимусом, а потом уже остальные в порядке живой очереди.
Гарбхан достает меч и прыгает. Приземляется с грохотом развалившегося шкафа и тут же ввязывается в драку. Как мы и предполагали, этот выход все-таки охраняется. Почти сразу к ратлингу присоединяется телохранитель с товарищами. Они сдерживают натиск крысиной толпы, но видно, что удается им это с огромным трудом.
Моя очередь. Пью зелье восстановления и хватаюсь за край обрыва. Делаю несколько глубоких вдохов, разжимаю пальцы и группируюсь. Приземляюсь точно на полусогнутые ноги, перекатываюсь и сразу же кидаюсь на помощь. Даже по самым скромным подсчетам, противников раз в десять больше нас. Но именно здесь лучше всего подходит стиль игры диверсанта. Быстрые удары и отход, добивание раненых и срыв атак. Больше всего ратлингинапирают на Гарбхана, поэтому ему помогю в первую очередь.
Постепенно становится заметно, что инициатива полностью переходит к нам. Противники медленно отступают, а из выхода тем временем подходят все новые и новые ратлинги Шимуса. Видимо, это понимает и Король. С явной истерикой голосе он вопит:
— Задержите их! Мы должны успеть все подготовить!!!
— Первый отряд держать оборону! Второй с Аластором и Шимусом на прорыв! — тут же делает ответный ход Гарбхан.
Понимаю, чего добивается ратлинг, поэтому отбрасываю от себя очередного противника и отхожу назад. Нахожу Шимуса, рядом с которым уже стоит еще один гигант: «Командир второго отряда Маркас». Комплекция у него не такая внушительная, как у Гарбхана, но морда очень запоминающаяся. Я бы даже сказал, чересчур. Вместо левого глаза пустой провал, левое ухо полностью оторвано, а на шее огромный отвратительный шрам от ожога.
— Вы дерс-сатис-сь с-са мной. Яс-сно?
Я киваю, хотя на самом деле, ни черта мне не понятно. Слова ратлингу даются тяжело, будто одновременно пытается говорить и жевать. Я скорее интуитивно понимаю, чем разбираю что он произносит.
Тем временем, вокруг нас уже собрались остальные члены отряда.
— Р-р-р-г-р-р-р! — Маркас воинственно поднимает руку с зажатой в ней саблей и кидается в самую гущу сражения.
Ратлинги подхватывают боевой рев и следуют за командиром. Я стараюсь не отставать и не терять из виду Шимуса. Сейчас жизнь этой крысы самая важная часть квеста. Пусть об этом ничего не сказано в описании, но я чувствую — если он погибнет, случится что-то очень плохое.
Мы сталкиваемся как раз с теми противниками, которые идут на помощь своему караульному отряду. Маркас не хуже пушечного ядра врезается в первую шеренгу и пробивает в ней солидную брешь. Ему пытаются перекрыть дорогу и я начинаю понимать откуда у ратлинга такие страшные шрамы…
Это самый настоящий берсерсерк! Маркас не обращает внимание на клинки и просто сносит противников со своего пути — зажимает саблю двумя лапами и широкими взмахами кромсает окружающих врагов. Тех, что пытаются атаковать с боку сбивает ногами. Тем, что не успевают уйти в сторону, перегрызает горло. Раненых противников кидает на оружие своих же товарищей, ими же защищается от наиболее опасных неприятелей.
Более подходящего претендента на роль тарана просто не существует. Если Дарлух был такой же безумной машиной смерти, мне чертовски повезло, что я легко разобраться с ним в первые минуты Турнира.
По мере сил помогаю Маркасу с правого фланга, хотя это особо и не требуется. Командир второго отряда производит на противников такое дикое впечатление, что ратлинги испуганно вжимаются в задние ряды. Но несколько трупов на свой счет мне все-таки удается записать.
Внезапно, двигаться становится легче. Запоздало понимаю, что мы проскочили опасный участок. Противники остались позади. Как и почти весь наш отряд. Сложно сказать планировалось ли это с самого начала или враги решили отыграться за свой страх над более слабыми соплеменниками. Да и не важно это сейчас. Теперь я хотя бы могу внимательно рассмотреть помещение, в которое мы попали.
Больше всего это похоже на заброшенную выработку. Длинная, достаточно широкая полость с прогнившими и просевшими деревянными крепями. Единственный выход завален. Именно возле него сейчас и находится Король. Рядом с ним четверо новых претендентов. Чуть дальше пятерка разведчиков пытается разобрать завал. Много камней уже растащено, но самые крупные по-прежнему перекрывают проход.
Не могу понять зачем Королю так нужен именно этот выход, но задницей чувствую, что не для банального побега. На подобный случай у любых правителей всегда припасено несколько запасных путей к отступлению. Нет, здесь кроется какой-то другой смысл. И мне кажется, нужно как можно скорее закончить дело, прежде чем этот смысл нам откроется…
— Задержать! Задержа-ать!! — Король едва ли не бьется в истерике. Он с откровенным ужасом смотрит на нас и кидает отчаянные взгляды на завал за спиной.
Претенденты преграждают дорогу. При этом, один из них очень странно пялится на меня. Именно пялится — с каким-то вызовом неотрывно смотрит прямо в глаза. Когда расстояние между нами сокращается до десяти футов и на меня кидается соседний ратлинг, его поспешно останавливает любитель гляделок.
— Нет, он мой! Я должен вернуть этому гоблину долг! Ведь так, Аластор? В каком-то смысле я должен тебя поблагодарить.
— А-а… э-э… — я сбит с толку, потому что не могу вспомнить где мы пересекались с этой крысой. Даже табличка с витиеватым именем Тиджернан абсолютно ничего мне не дает, — А ты, вообще, кто?
— С-с… х-х-х… — ратлинг еще больше таращит глаза, сипит и свистит. Кажется, я каким-то образом задел его самолюбие, — Разве ты не узнаешь меня?!
Я приглядываюсь внимательнее. Обычная, можно даже сказать, стандартная морда без отличительных шрамов или порезов, как у того же Маркаса. Непримечательная броня, неброское оружие. Даже шерсть серого цвета, как у большинства ратлингов Подземного Королевства. Да и «надземного», наверно, тоже…
— Нет, извини.
Кажется, я довожу ратлинга до бешенства.
— Как же так?! Ты облил меня ядом, а потом сбежал. После того как погиб Кейдн, а потом и Расмус, я стал новым главой клана Асканов.
— Действительно, теперь начинаю припоминать…
Да, в «Кубе» может быть даже такое. Ничем не примечательный НПС или даже обычный моб без имени благодаря совершенно бездумным и хаотичным действиям игрока вдруг становится серьезной фигурой. Эффект бабочки во всей его красоте.
— Отлично! Теперь ты знаешь от чьих лап примешь свою смерть!
Не знаю, что меня здесь больше всего веселит — нелепость ситуации в целом или самоуверенное утверждение ратлинга. Так или иначе, я с трудом сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться. Да, ратлинг по-прежнему превосходит меня на несколько уровней, но мозгов с прошлой нашей встречи у него так и не прибавилось.
— Если хочешь сказать что-нибудь пафосное, сначала убедись, что противник не в состоянии тебе ничем ответить!
С ходу атакую и навешиваю на него замедление. Разрываю расстояние и открываю инвентарь. До этого момента я планировал оставить ядовитые припасы для Кербхола, но в такой ситуации просто грех не воспользоваться одной из банок.
«Ведь я тоже люблю шутить…»
Хватаю пузырек с ядом и швыряю в Тиджернана. В прошлый раз ему повезло из-за броска с левой руки и большого расстояния. Но сейчас я не оставляю ему шансов. Между нами всего пять-шесть футов — промазать сложно при всем желании.
Склянка разбивается и ратлинга обдает ядовитым фонтаном. Противник успевает закрыть морду, но это его не спасает — яд поражает слишком большие участки тела. Я вовремя отскакиваю в сторону, так что брызги не долетают.
«Вы нанесли 75 ед. урона (критический удар + ядовитое воздействие)»
«Противник подвержен эффекту «Ядовитое разрушение» — каждые 5 секунд его уровень жизни будет уменьшаться на 35 ед. Время действия эффекта: 30 сек»
— Будь ты проклят-с-с!!! — в порыве ярости ратлинг кидается на меня, но его движениям не хватает точности. К тому же, самого Тиджернана водит из стороны в сторону — яд делает свое дело. Поэтому, трудностей с ним не возникает.
«Вы получили 400 ед. опыта»
— Не долго же ты был главой клана, — пинаю труп, от которого осталась лишь жалкая горстка монет и перевожу взгляд на остальных членов отряда.
Маркас почти разобрался со своим противником. Удивительно, но у него остается всего чуть меньше половины жизней. Особенно, если учесть безудержный стиль боя ратлинга. Зато, остальным везет гораздо меньше. Оставшиеся два претендента бьются с тремя рядовыми ратлингами, которые защищают Шимуса. И эта троица неизбежно проигрывает — неподалеку уже лежат тела нескольких менее везучих соратников.
Бегу на помощь Мастеру Теней. Выбираю в качестве цели претендента с парными кинжалами, в старых доспехах с облупившейся красной краской. Кажется, она должна символизировать кровь. Тогда я больше чем уверен, что этот ратлинг представитель клана Кровавые кинжалы.
Целюсь в небольшую щель между завязками на боку, но… с удивительным проворством противник разворачивается и принимает мой удар на блок. Отводит оружие и молниеносно контратакует.
Ратлинг оказывается слишком быстрым, так что я просто не успеваю за его движениями. Тайное знание немного исправляет дело, но я могу лишь защищаться. Ни о какой атаке не идет и речи. Все что удается — это уклоняться и уводить его как можно дальше от Шимуса. Чтобы применить на нем атаку волка не идет и речи. Видимо, разрыв между показателями ловкости у нас слишком велик. Плюс, навык парного оружия у меня до сих пор невысокий.
Можн, конечно, воспользоваться еще одной банкой с ядом, но тогда и я не переживу этого броска — расстояние слишком малелькое. С моим количеством жизней достаточно нескольких капель, чтобы превратиться в столб белого света…
Делаю еще один шаг назад, ловлю на скрещенные клинки выпад ратлинга, но за мгновение до удара, он вдруг резко изворачивается. Да так неестественно, будто не имеет суставов. Туловище делает пол-оборота, а руки взлетают над головой. Мне очень хочется узнать, что заставило ратлинга так извернуться, однако так же понимаю, что такой шанс упускать нельзя. Вгоняю отравленный кинжал ему в бок, чуть выше таза.
Одновременно с этим, на ратлинга обрушивается громадная тень. Звенит и вибрирует от напряжения сталь, а претендент отскакивает в сторону, едва не задев меня. Только сейчас удается разглядеть, что позади ратлинга стоит Маркас. Он расправился со своим противником и переключился на моего.
Теперь, участь претендента решена. Против двух соперников, да еще с ядовитым эффектом, ему не выстоять при всем желании. Не знаю, есть ли у Маркаса какие-то счеты с лидером «кровавых кинжалов», но ратлинг насел на него основательно. Мне остается только следить, чтобы ратлинг не избавился от дебаффа и по мере сил сбивать его атаки.
В итоге, бой заканчивается уже через пятнадцать секунд. К этому времени, с оставшимся претендентом справляются и без нашей помощи.
— Сдавайся, Великий… тебе больше некуда отступать! — сразу же выходит вперед Шимус, едва только последний противник падает на землю.
«Ну, конечно. Как только ратлинги закончились, сразу смелость откуда-то взялась. Будто и не стоял только что наш Мастер Теней с безучастным видом…»
— Некуда, — внезапно соглашается Кербхол, — Но я больше и не намерен отступать. Вы опоздали!.
— О чем ты говоришь? — не понимает Шимус.
По правде сказать, я тоже в некотором замешательстве. Король в прямом смысле загнан в угол. Рядом с ним всего пара разведчиков, с которыми даже я могу справиться в одиночку. Да, пусть сам Король двадцать пятого уровня, но его окружают пять НПС девятого уровня и несколько десятков добивают остатки его армии за спиной. Если все налягут на эту тушу, у него просто не останется шансов.
— Шимус, ты наверняка помнишь тех призраков, из-за которых нампришлось завалить этот тоннель?
— Конечно же я их помню, но…
— Мы думали, что этомы случайно пробудили их. Но оказалось совсем не так, — возбужденно перебивает Шимуса Кербхол, — Они были здесь еще до нашего прихода…
Чтобы по Гарсии не поползли ненужные слухи, я распорядился замуровать тоннель. Но разве можно было просто сделать вид, что ничего не было? Я поставил перед собой цель выяснить все до конца и взял с собой лучших магов. Хоть они и оказались слабы, носмогли справиться с призраками. Пусть и ценой своей жизни. Однако, благодаря этому я понял,чтопризраки былиобычными стражниками. Они охраняли что-то весьма ценное.
Мы прошли дальше и через некоторое время обнаружили этот зал. На первый взгляд, в нем ничего не было. Но, только на первый. Мы обнаружили тело, придавленное камнями. Оно пролежало здесь несколько лет, поэтому больше походило на кусок коры. Мы попытались сдвинуть камень, но тот оказался слишком тяжелым и один из рабочих повредил лапу. Он сорвал с ладони кожу и его кровь попала на тело…
И в тот момент я понял что охраняли те призраки!
Существо ожило! Ты представляешь, Шимус?! Оно накинулось на раненого и поглотило его!
Мы даже не успели среагировать! Мертвец одним движением высосал из него все внутренности. В тот же момент раздробленные кости мертвеца начали сростаться! Нам потребовалось очень много сил, чтобы убить его повторно…
После этого мы обследовали завал и пришли к выводу, что там находится еще как минимум десять таких же существ. Чтобы исследовать их, мы выкопали троих и перенесли их в королевское хранилище. И как ты думаешь, что произошло потом, Шимус?
Шимус молчит и недовольно смотрит на Короля.
— Нам удалось подчинить этих тварей! Они выполняли любые приказы! Жаль, мы не сразу поняли, что долгое отсутствие крови для них губительно. В этом случае они становятся слишком уязвимы. Но теперь, я знаю об этих существах почти все. А значит, уже не допущу прошлых ошибок.
— Зачем ты нам об этом рассказываешь? — хмурится Шимус.
— Хочу посмотреть на твою реакцию. Я очень трепетно отношусь к вопросам чести. Ты и сампрекрасно знаешь об этом. Однако… Я боялся, что если признаю твою победу и открою эту тайну, ты не станешь даже слушать. Хотя, это может помочь справиться с нашей проблемой.
Я тоже хочу вернуться в Проклятые Холмы. Не меньше тебя и всех остальных, но неужелиты забыл почему нам пришлось уйти? А эти твари способны разобраться со всем, что не получилосьу нас. С их помощью мы не только вернем старые территории, но и упрочим влияние. Ратлинги снова будут силой, с которой стоит считаться. Разве ты не хочешь этого? Если ответишь «да» прямо сдесь и сейчас, я признаю свою ошибку. Передам тебе престол истану верным советником. Что скажешь?
До этого Шимус внимательно слушал Кербхола, но теперь отводит взгляд.
— Ты был прав, когда решил, что я буду против этой затеи. Проблемы ратлингов должны решать только ратлинги. И только своими силами. То что предлагаешь ты — просто ужасно…
Король заходится смехом.
— И это говорит тот, кто сам просил помощи у гоблинов?
— Да! Потому что я понял это лишьблагодаря им. Расмус был прав, когда говорил что я предсказуем. Я дал волю эмоциям, в результате чего пострадало так много ратлингов. Но именно поэтому я не могу позволить себе отступить. Еслия это сделаю, то предам всех, кто меня поддержал. Так что и вам тоже придется либо принять мою точку зрения, либо погибнуть… Великий!
Я с удивлением перевожу взгляд на ратлинга. На этот раз сценаристы отлично справились со своей задачей. Теперь Шимус больше не напоминает забитую крысу, которая то и дело сожалела о принятом решении. Он по-прежнему недоволен некоторыми моментами прошлого, но к этому сожалению прибавилась твердая решимость. Неизвестно куда выведет ратлинга выбранный путь, но раз его поддержали сотни соотечественников, он не имеет права сомневаться. В этом я с ним полностью согласен. Более того, в этой истории вижу отражение своей собственной. Так что как это ни странно, но мне есть чему поучиться у этой крысы.
— Чтож, пытаться переубедить тебя иправда было слишком глупо. Я действительно не хотел этого делать, но ты не оставляешь мне выбора, Шимус…
Король срывает с пояса кинжал и вспарывает им ладонь. Затем, откидывает оружие, хватается за какой-то талисман на шее, а раненую руку вытягивает параллельно полу.
— Я, Кербхол Великий, первый корль Подземного Королевства и седьмой монарх Гарсии, жертвую эту кровь, чтобы дать ратлингам шанс на…
— Остановите его! — кричит Шимус.
И без него понимаю чем может быть чревато появление какой-нибудь имбовой твари, поэтому срываюсь с места почти одновременно с криком ратлинга. Но Маркас оказывается еще быстрее. При всей своей громадной массе, он молниеносно кидается к цели, разбрасывает в стороны безучастных рабочих и футов за двадцать рыбкой прыгает вперед.
— …то будущее, которое они по-настоящему заслуживают!
Маркас сносит Короля словно шар для боулинга кеглю, но делает это слишком поздно. Тягучая кровь, словно в замедленной съемке, стекает с раненой лапы и попадает на камни, разбросанные вокруг.
Вернее, камнями это кажется только с расстояния в пару десятков ярдов. Теперь, когда я подбираюсь ближе, становится понятно, что это те самые трупы, о которых говорил Кербхол. Ростом не больше пяти футов, все без одежды, тела измятые и почерневшие, словно сушеный чернослив. Кости расщеплены или раздроблены, что не удивительно — под такими то валунами.
К счастью, капли попадают лишь на один из трупов. Но как только капля касается темных ошметков кожи, она моментально исчезает. Не впитывается или растекается по поверхности, а именно исчезает — будто насквозь проходит. Вот только я то стою так, что мне видна огромная дыра в грудной клетке и не вижу никаких следов жертвенной крови!
Ц-н-нь! — рвется цепочка талисмана, который до сих пор сжимает в руке Кербхол.
Бду-ух! — падают на землю сцепившиеся ратлинги.
— Убей! Перебей здесь всех… — в бешенстве вопит Король.
От сильного удара медальон выскакивает из руки правителя и отлетает на несколько футов в сторону. Теперь видно, что это небольшой бледно-зеленый кристалл, размером чуть больше долларовой монеты.
— Нет, нет, нет! Пус-сти-и-и… — Кербхол извивается, пытается выскользнуть из медвежьей хватки Маркаса и дотянуться до кристалла.
Само-собой, я не намерен позволить ему это сделать. Делаю шаг по направлению к штуковине и…
В-ву-ух!
…меня спасают только рефлексы! Резкий звук рассекаемого воздуха, заставляет бездумно отпрыгнуть в сторону. Уже в движении замечаю справа смазанное темное пятно.
Теряю равновесие, падаю и тут же перекатываюсь, чтобы отыграть расстояние. Позади себя слышу приглушенный стон Шимуса, но что происходит, понимаю только поднявшись на ноги.
Футах в пятнадцати от меня стоит тот самый труп, на который попала королевская кровь. Я узнаю его по сквозной дыре в груди. Оживший мертвяк стоит в полный рост, покачиваясь из стороны в сторону, словно на сильном ветру. Голова завалена на бок, вместо левой руки острый обломок плечевой кости.

Пленник Кристалла
Уровень Уровень жизни
15 1000/1000
Информация о существе
Существо, чьим телом и разумом завладел кристалл. Теперь, даже после смерти у него нет возможности покинуть этот мир, а у его противников нет возможности разделаться с ним привычными способами.

 

Очень странно, потому что я не вижу на табличке пометки босса. Выходит, это обычный, пусть и очень «толстый» моб? Или все-таки гвард? Тогда где босс? И на сколько сильнее своего охранника он будет?
— Пусти! Эти твари слушаются только владельца кристалла!
Король по-прежнему пытается вырваться из объятий Маркаса, который все крепче и крепче сжимает его в своей стальной хватке.
Внезапно, мертвец срывается с места с такой скоростью, какую трудно ждать от зомби. Практически моментально оказывается возле кристалла и наступает на руку Кербхола, который пытается дотянуться до артефакта. Таинственный пленник с трудом нагибается и неуклюже поднимает кристалл.
— Нет! Отдай его немедленно! Это я вернул тебя к жизни! Выполняй мои прика…а-а-а!!!
Сначала мне кажется, что Кербхол кричит от негодования. И только потом замечаю, что с его рукой творится что-то странное. С той самой, на которую наступил оживший мертвец. Рука ратлинга съеживается, уменьшаясь в размерах, темнеет, а шерсть выпадает. Спустя пару секунд от нее остается только обтянутая кожей кость. Словно оживший пленник впитал в себя его кровь и прочие мягкие ткани словно губка. Или какой-нибудь комар. Огромный, полуразложившийся, гребаный комар…
Сам мертвец при этом тоже меняется. Черная кожа, лохмотьями свисавшая с костей, вдруг становится эластичной. Небольшие заплатки растягиваются, цепляют соседние и, таким образом, заново покрывают все тело пленника.
Маркас, у которого все это происходит перед самыми глазами, в ужасе откатывается в сторону. И делает это чертовски вовремя!
Мертвец зажимает кристалл зубами и хватает Короля освободившейся рукой за горло. С поразительной легкостью — будто его тело не состоит из одних только костей и кожи — поднимает его перед собой и сжимает ладонь. Король дергается и хрипит. Поврежденная рука плетью свисает вдоль тела, а вторая пытается ослабить хватку. Тонкие пальцы с длинными острыми когтями впиваются в кожу, полосуют ее, но не оставляют и следа. Будто это даже не кожа, а какая-нибудь особо прочная резина.
Тело правителя начинает медленно уменьшаться в размерах. Острыми углами проступают кости, хрящи и суставы. Поднявшийся на ноги Маркас выхватывает меч и с размаха бьет мертвеца по руке, чуть выше запястья. Зная силу удара ратлинга, я жду, что кость зомби будет перерублена или хотя бы сломана, но… лезвие намертво застревает в кости, погрузившись в нее даже меньше, чем на дюйм!
Более того — его удар наносит всего пять единиц урона!!!
Маркас пытается вырвать меч из тела монстра, — бицепсы раздуваются, словно кузнечные меха, проступают жилы, морду перекашивает от напряжения — но клинок не поддается. А пленник кристалла тем временем медленно поворачивает голову в сторону наглого ратлинга и несколько секунд буравит его взглядом. Не смотря на то, что вместо глаз у мертвеца огромные темные провалы, создается впечатление, что он все отлично видит. Маркас, будто предчувствуя что-то, отпускает рукоять и начинает уходить в сторону. Однако, его маневр запаздывает, — всего на несколько мгновений — зомби наносит резкий и хлесткий удар ногой. Словно в каком-то блокбастере, ратлинг отлетает и пушечным ядром врезается в стену. Оставляет после себя огромную вмятину и без чувств падает на землю. Однако, при всем при этом, здоровье Маркаса опускается всего на четверть…
«Да какая же у этого парня защита?! Это же настоящий танк в обличие ДД!»
Тем временем, с Кербхолом оказывается покончено. То, что осталось от его тела, больше напоминает бесформенную половую тряпку, чем властного тирана. Мертвец отбрасывает истощенное тело в сторону. От гулкого стука и мягкого шлепка, с которым падают остатки бывшего Короля, становится жутко.
А с пленником кристалла между тем, происходят новые изменения. На этот раз, у него восстанавливается левая рука. Остаток кости начинает быстро увеличиваться в размерах, достраивая недостающие отростки, бугристости и головки; формируя суставные впадины и связки; переходя в лучевую кость, пястные косточки и фаланги. С небольшим запозданием восстанавливаются сухожилия и мышцы, нарастает кожа.
Видимо, сухожилия с мышцами восстановились не только на руке. Потому что мертвец отбрасывает засевший в его руке меч, вынимает кристалл изо рта и пытается улыбнуться. Натянуто и неуверенно, отчего улыбка выходит похожей на оскал. Он зажимает кристалл большим и указательным пальцем, а мизинцем вспарывает кожу на тыльной стороне восстановленной руки. А затем, вкладывает в рану кристалл…
«Твою же мать!» — в голове тут же всплывает кадр из тренировочной, — «Это же точно такой кристалл, что был у Морта! Пожалуйста, не говорите, что этот гребаный мертвяк сейчас будет точно так же носиться по залу! Амулета Равновесия под рукой у меня больше нет…»
Однако, пленник и не думает включать суперскорость. Зато, обновляется его табличка. Теперь, помимо общего описания, там появляется еще и способность:

Способности
«Кровавый Барьер» — благодаря воздействию кристалла, кровь не только восстанавливает утраченные конечности, но и защищает тело своего пленника от повреждений. На время действия этой способности, урон от любых видов оружия и магии будет снижен на 95%.

 

Способность «Кровавый барьер» активна.
Время действия эффекта: 00:59:41
Внимание!
Эффект обновляется после каждого насыщения кровью.

«Один час?! Разработчики, вы серьезно?! Как прикажете валить эту бессмертную тушу?! Будь здесь хотя бы десяток каких-нибудь лучников, мы бы устроили ему салки под обстрелом. Но пробовать атаковать его в лоб, по меньшей мере, бессмысленно!»
Пленник разворачивается и медленно направляется к нам. Я с трудом заставляю двинуться ему на встречу. Открываю инвентарь и меняю оружие на бутыль с ядом. Приближаюсь на безопасное расстояние и метаю. Банка разбивается, но ее содержимое просто стекает вниз как с дождевого плаща. Зеленые струйки не оставляют после себя никаких следов или эффектов.
Честно говоря, я не особо надеялся на удачу, но проверить стоило. На некоторых мертвецов типа зомби или вампиров яды иногда действуют. Не убивают наповал, но разъедают плоть, снижают защиту и скорость передвижения. А тут — ничего. Абсолютно ничего, как и в случае с мясником.
Зато сам мертвец моментально кидается на меня. Правая рука слегка согнута, а ладонь сложена на манер птичьего клюва. В другое время я специально пропустил бы удар голой рукой, чтобы нанести гарантированный крит. Но сейчас делаю все возможное, чтобы отбить эту атаку.
«Вы получили 65 ед. урона»
«Прочность ножа «Месть сколопендры» уменьшена на 3 ед.»
«Прочность закаленного кинжала для правой руки уменьшена на 5 ед.»
Ловлю атаку на блок, но сила оказывается такова, что меня отбрасывает на десять футов назад. С трудом сохраняю равновесие и активирую банку жизни — если бы не сработал блок и прошел критический удар, последствия могли быть более серьезными…
— Мы задержим их, уходите!
Вперед вырывается троица ратлингов, которая сражалась с последним претендентом.
«Нужно остановить их! Для этого типа они мясо!» — проносится в голове первая мысль, но ее сменяет более обдуманная, — «Зря что ли они просто так разинув рты стояли пару минут назад? Все идет согласно сценарию квеста, а раз так, ему следует подыграть. Конечно, если не нет никаких других мыслей…»
К своему стыду признаюсь, что никаких других мыслей у меня нет, поэтому срываюсь с места и подхватываю Шимуса.
— Ты этих мертвяков имел в виду, когда говорил, что здесь опасно оставаться и просил Кербхола вернуться на поверхность?
— Нет. В глубинах подземелья прячется кое что гораздо страшнее этого!
— Еще страшнее?! Такое вообще возможно?!
В двух сотнях ярдах от нас группа Гарбхана с Родериком уже отбила нападение врагов. Чуть ближе разрозненные части отряда Маркаса смешались с подкреплением противника. Но, судя по изумлению на мордах и опущенному оружию, они уже достаточно долго наблюдают за происходящим с нашей стороны.
— Что нам теперь делать?! — с явными нотками истерики спрашивает Шимус.
«Хотел бы я знать…»
В зале нет никакого укрытия, где можно переждать эффект кровавого барьера. Обездвижить его тоже не удастся.
«Хм… обездвижить…»
— Кажется, Кербхол говорил, что все тела были найдены под завалом. Это не лишено смысла. Даже если завал не убьет эту тварь, то замурует. Как бы не было чудовище сильно, крошить камни в пыль оно не умеет. А значит, сдохнет как только кончится запас крови. Но как нам вызвать такой завал? И как выбраться, чтобы нас не накрыло самих?
Мы добегаем до первого ряда бойцов Маркаса и оборачиваемся. Удивительно, но пара ратлингов из той самой отчаянной троицы еще жива. Они пытаются отбиваться от атак пленника кристалла. Правда, безуспешно — разница в силе слишком велика. К тому же, мертвец уже подкрепился кровью первого смертника и теперь его движения стали более точными и резкими. Внешний вид мертвеца так же изменился. Темная кожа приобрела более светлый, салатовый, оттенок, на макушке появился клок темных жестких волос, почти восстановились глаза. Мочки ушей стали большими и слегка отвисшими, а кончики заострились. Нос удлинился и стал более мясистым…
«Что за чертовщина?! Это же… гоблин!!!»
— Вообще-то есть один способ … — отвлекает мое внимание Шимус.
Я сразу понимаю, что имеет в виду ратлинг.
— Эй, ты ведь говорил, что не в состоянии открывать переходы.
— Это не тот случай, когда нужно думать о последствиях. Моих сил хватит, если этот раз окажется последним.
Шимус кидается к стене, расталкивая ничего не понимающих зевак. Привычными движениями перебирает тени. Они легко отделяются от каменной поверхности и ложатся на руку мастера невесомым дымчатым шлейфом. Когда набирается десяток таких полупрозрачных полотен, перед нами открывается проход. И не та жалкая нора, в которую мы протискивались в начале квеста. Это огромный зев, шириной почти десять ярдов.
— Быс-стрее, уходите! Я не смогу долго держать проход открытым! Уходите!!!
Ратлингов не приходится просить дважды. Сбивая друг друга с ног, они ломятся к открытому проходу. Некоторые даже выбрасывают оружие и доспехи, чтобы легче было бежать. С трудом пробиваюсь сквозь этот обезумевший поток к Шимусу. На миг чувствую себя в переполненном метро в час пик. Когда все направляются в одну сторону и только тебе нужно в противоположную…
— Шимус, что ты делаешь?
— Пытаюсь избежать ненужных жертв!
Я оказываюсь сбит с толку — абсолютно не понимаю, что задумал ратлинг.
— Постой, а что насчет завала? Мы не справимся одни!
— Это не твоя забота, гоблин. Уходи вместе со всеми. Мое искусство и его проклятье – слишком лакомые куски. Я не хочу, чтобы это когда-нибудь повторилось. Поэтому, я согласен, если все закончится именно так.
Взгляд у Мастера Теней настолько твердый и решительный, что все слова, которые хотелось бы сказать в этой ситуации, разбегаются. Остается только легкая пустота. Что ни говори, а новый характер этого персонажа мне пришелся по вкусу.
— Хорошо, — я понимающе киваю.
— Спасибо тебе, гоблин!
— Я же говорил, хватит называть меня гоблином. Мое имя — Аластор…
Ратлинг довольно смеется.
— Я запомню это… обязательно запомню… а еще, буду рад, если ты тоже не забудешь мое имя. Возьми это и уходи как можно быстрее…
Шимус сует мне в руки какой-то сверток. Не глядя закидываю его в инвентарь и разворачиваюсь. Забираюсь в проход уже последним, сразу за Гарбханом и Родериком. Шимус отпускает тени, и они, на манер занавеса, медленно закрывают магическую брешь в камне.
Ратлинг поворачивается к проходу спиной и раскидывает руки в стороны. Тень Шимуса наливается непроницаемой чернотой, а затем, будто оживает. Словно ручной зверек она взбирается ему на спину и разрывается на две равные части. Каждая из них спиралью обвивает руку мастера и тянется к его пальцам. Там она делится еще на пять равных частей и скручивается в миниатюрные пружины. Шимус резко сводит руки вместе, а затем снова раскидывает их в стороны. В этот момент выстреливают пружины на кончиках пальцев. Как паутина человека-паука теневые нити ратлинга плотно прилипают к стенам, крепям и потолку.
Тем временем, мертвец уже расправился с последним из героической троицы и кидается к Шимусу. Пусть, у пленника кристалла нет супер-скорости Морта, но расстояние в полторы сотни ярдов он преодолеет за несколько секунд. Что бы там ни делал Шимус, но времени у него явно не хватает. У меня даже возникает желание кинуться ему на выручку. Ведь по идее, со смертью этой твари квест завершится. А раз так, какая разница погибну я здесь или нет? Ведь Шимуса уже никто не казнит за измену…
Словно угадав мои мысли, на плечо ложится чья-то рука и удерживает меня от внезапного порыва. Затем, тыкает указательным пальцем куда-то за спину ожившего мертвеца.
— Смотри… — без труда узнаю голос Родерика.
Я приглядываюсь и вижу какое-то темное пятно. Когда пленнику до Шимуса остается всего дюжина футов, пятно резко увеличивается в размерах. Оно набрасывается на мертвеца и вонзает меч ему в спину. Клинок застревает в защищенном магией теле, но зомби сбивается с шага и едва не падает.
— Ты куда с-собралс-са?! Я с-с табой ес-се не с-саконс-с-ить!!!
Маркас хватает мертвеца за горло и пытается свалить его на землю.
— С-симус-с, я дерс-сать эту тварь!
Ратлинг кивает и снова сводит руки. Но теперь это действие дается ему очень тяжело. Глаза зажмурены, дыхание прерывистое, а руки дрожат, словно при симптомах Паркинсона. Полупрозрачные нити натягиваются и хрустят. Но не выдерживает и каменный монолит — в стенах появляются трещины, которые переплетаются друг с другом и образуют глубокие щели.
Мертвец отбрасывает в сторону Маркаса, не желая тратить на него время, и все равно опаздывает…
Пара здоровенных крепей врезается в пленника и опрокидывает его на спину. С нарастающим грохотом начинает проседать потолок. От стен отваливаются огромные булыжники. Один за другим гаснут факелы…

Вы выполнили задание: «Убийство Крысиного Короля»
Вы получили: 50 ед. мировой репутации
Вы получили: 2500 опыта
Вы получили: 10 золотых монет
Вы получили: «Маскировочный плащ ратлинга»
Информация о предмете: Для ратлингов очень важно оставаться незамеченными и эти плащи отлично справляются со своей задачей. Особый материал, а так же древние заклинания позволяют владельцу скрывать свое присутствие от нежелательных взглядов.
Вы добились уважения со стороны расы ратлингов. Монстры этого типа исчезли со всех локаций, связанных с квестом «Торговое путешествие»
Получено: достижение «Смерть Крысиного Короля» (отныне, вы — ключевая фигура множества историй ратлингов, что повышает шанс встретить представителей этой расы; но будьте осторожны — далеко не все ратлинги чувствуют к вам благодарность).
Вы достигли 7 уровня.
Поздравляем вас с повышением!
Распределите доступные очки параметров (свободных очков: 5).
Распределите доступные очки улучшений (свободных очков: 7)

Последняя тень занимает свое место и картинка исчезает. Вместо нее со всех сторон наваливается мрак и темнота. Нужно разворачиваться и топать к выходу, но я чувствую как все остальные стоят в похожем ступоре. Ждут, пока кто-то не развеет наваждение.
«Кажется, опять нужно что-то сказать…»
И снова на ум не приходит ничего подходящего. Всплывает только давно забытая фраза:
— Король погиб. Да здравствует Король!

(Запись прочитана 18 раз(а), из них 1 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 4 месяца

langalex

23
Комментарии: 7Публикации: 163Регистрация: 11-07-2018
Понравилась публикация? Поделись с друзьями:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться или войти с помощью: