Главная страницаТворчество

Алекс Ланг «По ту сторону стены»

алекс ланг по ту сторону стены, рассказ алекс ланг,

Название: По ту сторону стены
Автор: Алекс Ланг
Жанры: фэнтези, фантастика, постапокалипсис, сказка
Статус: завершен

Аннотация: Может ли судьба дать второй шанс?
После ужасного происшествия я оказался прикован к инвалидному креслу. Помочь могли только лекарства, которые стоили больше, чем можно себе представить. Учитывая, что положение в моем мире напрямую зависит от статуса, оказаться инвалидом значило потерять все.
В отчаянии, я ушел в виртуальность, в новую популярную VRMMO «Энд Онлайн», где вновь смог ходить. Может быть, хотя бы этот мир предоставит мне еще один шанс…
Только вот, почему все никогда не идет по плану?!

iconОтблагодарить автора iconПомочь с вычиткой

Читать рассказ:

Говорят, в этих огромных коробках из серого камня и железа когда-то жили люди. Подумать только, уходящие на многие сотни футов под землю или теряющиеся в небесах дома. Невероятно прочные, вмещающие в себя сотни семей и одиночек. Жилище, в котором можно выращивать и хранить еду, добывать воду, получать знания и даже деньги. Это настолько удивительно, что, скорее всего, большая часть из этого простая выдумка бродяг.

Так или иначе, но сейчас даже неразрушенные дома годились лишь для того, чтобы хоронить в них мертвецов. Труп брали за руки и ноги, несколько минут раскачивали под пение прославляющих, после чего швыряли в глубокий темный провал. Старые песенники в таких случаях говорили странную фразу: «Ушел навстречу лифту».Но в чем ее смысл не знал уже, наверно, никто…

После того, как погребальная группа получила деньги, Андрэ остался один. Некоторое время он пристально смотрел в глубину провала, словно пытаясь там что-то разглядеть. На самом деле, Анрэ собирался с мыслями, проверял на месте ли былая уверенность. Лишь после этого, он твердо кивнул и решил, что пора уходить. Убираться не только из этого места, а из привычного для него мира. Пусть отец был тем еще засранцем, только он связывал Андрэ с жизнью в этой пустыне отчаянья. А сейчас пропала и эта тонкая ниточка…

Вообще, крошечный островок, на котором они жили, назывался Тоэ. Но Андрэ не мог, да и не хотел называть его так. Если даешь чему-то имя, ты непременно к этому привязываешься. Рано или поздно. А он не хотел становиться частью места, где открыто завидуют мертвецам.

Остров, который можно обойти всего за день, вмещал в себя шесть крупных родов, десяток семей и несчетное количество одиночек. Так как в старых каменных домах жить было опасно, большинство строили свои. В основном, это были обычные земляные насыпи, но кто-то умудрялся возводить настоящие укрепления из остатков домов многовековой давности. Те же песенники рассказывали, что в прошлом, помимо каменных домов, были еще и деревянные. Но в это было слишком трудно поверить. Дерево, как и большинство растений, здесь большая редкость. С ними обращались так бережно, как не ухаживали за умирающими. Не говоря уже о том, что вокруг была только пыль, грязь и камень, так что плодородную почву вместе с водой приходилось воровать внизу.

Разве это нормально?!

Пусть Андрэ никогда не слышал о другой жизни, но ему казалось, что все должно быть иначе. На самом деле, мир не такой жестокий, каким он его видит. Все это какая-то ошибка, нелепое недоразумение.

Пару раз он даже пытался поговорить на этот счет с отцом. Однако, тот был непреклонен:

— Андрэ, не выводи меня из себя всякими глупостями! Все именно так как есть! Или ты опять бродяг наслушался, с их рассказами про Стену. За деньги они тебе что угодно придумают!

— Но ведь Стена существует. Ее видели…

— Кто ее видел? Ты ее видел? Или, может, знаешь кого-то, кто ее видел лично? То, о чем они говорят, просто чей-то бредовый сон и ничего больше! Так что просыпайся, наконец, и помоги мне!

И всегда Андрэ соглашался с ним. Ведь, если подумать, он и правда никогда не встречал людей, которые видели загадочную Стену на востоке лично. О ней ходило множество историй. Например, что за ней лежат земли, которые не захватили древорки. Там по-прежнему живут люди в своих гигантских домах и даже не подозревают о том, какая катастрофа произошла по соседству. Но рассказчики никогда не называли имен тех людей, от кого они услышали все это.

«Якобы услышали», — как сказал бы отец Андрэ.

Но сейчас он покоится на дне шахты. А, значит, больше не может отговариватьАндрэ. Будучи простым лямочником, он не оставил после себя ни денег, ни хорошей работы, ничего что могло бы заставить Андрэ передумать. Да, он допускал, что может погибнуть по дороге, но это Андрэ вполне устраивало. Все что угодно, лишь бы выбраться за пределы этого поганого мирка!

Андрэ улыбнулся, надел маску и вышел из погребального дома. Привычно зажмурился и выждал, пока сильный порыв ветра, под завязку наполненный песком и грязью, не пронесся мимо. Больше всего такого мусора в старых районах, так что может и не врут, когда говорят, что это мельчайшие остатки развалившихся домов.

Выйдя за пределы погребального района, Андрэ сразу же направился на Окраину. После Сердцевины, это был крупнейший рынок, который работал в любое время суток. Если кто-то из продавцов уезжал, их место тут же занимали новые люди. А по большим праздникам сюда стягивались даже бродячие песенники и циркачи. А все потому, что место располагалось на границе владений крупнейших местных родов.

Здесь Андрэ продал те немногочисленные вещи, что остались после его отца и купил припасов. Новые ботинки, гораздо прочнее старых мокасин, куртку, удобный нож с упором и тяжелой рукоятью. Ну и, конечно, еды — пяток свежих безлапых крыс, которые хоть и выглядели тощими, но трепыхались очень резво. По самым скромным прикидкам, их должно было хватить как минимум на неделю. Воду Андрэ покупать не стал — он собирался идти через территорию древорков, а там этого добра более чем достаточно. Откровенно говоря, еды там тоже хватало, но лишними эти крысы точно не будут.

После того как Андрэ переоделся и упаковал продукты в мешок, он двинулся к Восточному Краю. Древорки показывались на поверхности либо ранним утром, либо ближе к сумеркам. Так что Андрэ нужно было как можно быстрее успеть спуститься и найти себе убежище.

 

Путь до Края занял почти целый час. Новые ботинки сильно натирали ноги, так что Андрэ несколько раз останавливался и бинтовал больные участки. Несмотря на перерывы, ему повезло прийти как раз  во время смены. Водоносы, которые зачерпывали воду внизу, менялись местами с теми, кто затаскивал их наверх.

Поговорив с несколькими добытчиками, Андрэ удалось договориться, что его спустят вниз за целую крысу и пару монет впридачу. Свободных лебедок не было, поэтому его подсадили к двум водоносам. Один — лысеющий старик, второй — безразличный ко всем парень, который, перегнувшись через перила, смотрел в одну точку. Как только Андрэ расплатился, лебедка поехала вниз, на глубину ста двадцати футов.

— Куда же тебя понесло, парень? — в отличие от своего товарища, старику было интересно все.

— Просто хочу посмотреть, что творится внизу.

— С таким то мешком, ага. Или ты, думаешь, я крыс, которые у тебя там копошатся, не услышу?

Андрэ отвел взгляд и промолчал.

— Стену, небось, идешь искать? К ней часто кто-нибудь отправляется.

— И как, находят? Возвращаются?

— Ни разу не слышал.

Лебедка остановилась в десяти футах от поверхности. Водоносы привычно перелезли через перила и прыгнули вниз. Андрэ последовал их примеру и оказался по голень в воде.
Все правильно. Здесь был небольшой источник, откуда люди и таскали воду. Ближайшая река была почти в миле отсюда. И хоть вода там была гораздо чище, носить воду на такое большое расстояние в голову не пришло никому. И дело даже не в дальности, а в опасности. Если древорки выберутся на поверхность, рабочие возле источника успеют спастись – запрыгнут в лебедки, их вытянут наверх. По какой-то причине чудовища никогда не забираются туда. А вот у реки, скорее всего, не выживет никто…

Древорки опутают корнями, сдавят изо всех сил, разорвут на части и впитают в себя кровь, словно воду.

Словно уловив мысли Андрэ, к нему обернулся тот самый любопытный старик.

— Если сомневаешься, не ходи туда. А то, что ты сомневаешься, понятно даже тебе самому.
Если Андрэ и сомневался, самую малость, то эти слова снова подхлестнули его. Он молча дождался, пока дед заполнит свое ведро и уйдет цеплять его за крюк на конце веревки, которую тут же начали тянуть вверх. Пока никого не было рядом, достал фляги и набрал в них воды.

Все. Больше ни от людей, ни от этого места, которое отец называл домом, ему ничего не было нужно.

Андрэ некоторое время шел вдоль источника, пока твердая глина и песок под ногами не сменились податливой почвой. Не той смесью пыли и грязи как наверху, а настоящей влажной и рассыпчатой землей. Он настолько редко видел такое чудо вживую, что даже остановился и некоторое время просеивал землю сквозь пальцы.

Подумать только, все это принадлежало древоркам. Тогда как люди вынуждены были выращивать растения на собственных отходах. Были, конечно, бригады почводобытчиков, которые доставляли ворованную почву наверх. Но вблизи Края было слишком мало хорошего материала. А рисковать жизнями впустую не хотел никто.

Наконец, отвлекшись от своего занятия, Андрэ поднялся и сориентировался. Этот

участок он видел много раз с вершины Края. Но, одно дело видеть и совсем другое –находиться здесь. Тем не менее, он все просчитал и выбрал нужное направление. Сначала, на север через редкие рощицы, затем, найти реку и идти вдоль нее на восток. Затем, к холмам, которые со всех сторон окружены плотным лесным массивом. А потом… а вот потом, мир кончался. Дальше никто не забирался. Вернее, не забирался из тех, кто мог бы вернуться и все рассказать. А, значит, не существовало ни карт, ни подробных маршрутов.  Возможно, если подняться на самый высокий холм, оттуда можно будет увидеть краешек Стены. Но Андрэ на это особо и не рассчитывал. Скорее всего, придется идти по наитию.

 

К тому моменту, когда Андрэ, наконец, достиг холмов, он уже изнывал от голода. Он мог  бы наскоро перекусить, но не решался утолять голод, пока не найдет убежище.

Пусть это и заняло много времени, в итоге он нашел что хотел. Сначала, Андрэ думал, что присмотренное им место — чья-то землянка. А раз так, значит, он наткнулся на следы одного из таких же путешественников, которые ушли искать Стену. Но потом вспомнил рассказы о громадных животных, что водятся внизу. Подумав, он решил, что это действительно больше похоже на нору животного — люди так не строят. Но убежище было давно заброшено, так что опасаться внезапного возвращения хозяина не приходилось.

Наскоро удалив голод сырым мясом, Андрэ сделал из кучи веток у входа лежак. Парень прикинул, что до середины утра он скорее всего не проспит, а придет в себя где-то за полночь. Если будет именно так, то следует взобраться повыше и осмотреться. С этими мыслями, он повалился на лежак и, не смотря на новую обстановку и чувство опасности, сразу же провалился в сон…

…и проснулся!
Сначала Андрэ не понял, почему вдруг подскочил и схватился за нож. И только когда липкая паутина сна истаяла, осознал.

Крик! Женский крик! Причем, совсем неподалеку.

И снова, не отдавая себе отчет, Андрэ кинулся наружу. Его даже не остановил тот факт, что сейчас на поверхность только-только опустились сумерки…

Во всем виновата привычка. Там, на верху, где он раньше жил, женский крик чаще всего означал прилюдное наказание. Провинившуюся женщину раздевали и отдавали всем желающим. Попутно, за гроши продавали все ее вещи. Кстати, именно так Андрэ почти за бесценок приобрел добротную флягу, которую потом отобрал отец. Так что, если кто-то слышал крик, сбегались все. Ведь первым доставалось самое лучшее. И речь шла не только о вещах…

Когда Андрэ понял свою ошибку, было поздно. Он уже взобрался на холм, где впервые увидел… его…

Древорк были даже страшнее, чем в рассказах. Но в одном, описания и реальность были правы — больше всего древорки похожи на живые деревья с фигурами людей. Вместо ствола две мощные ноги, которые заканчиваются спутанными узлами корней. В том месте, где расходится крона — полукруглый нарост, в котором угадывались черты человеческого лица: глаза, нос, рот, даже какое-то подобие ушей. Но при всей схожести, лицо абсолютно неподвижно, оно словно вырезано в коре ножом.

Вверх и вбок из головы росли ветви, хаотично, в полнейшем беспорядке. Со стороны они могли бы сойти за что-то вроде волос, если бы прямо сейчас они не опутывали тело молодой девушки. Ветви были чересчур гибкими — они скользили, оплетая сначала руки, затем, ноги жертвы, а потом, растягивали их в стороны, будто древорк хотел разорвать девушку на части. И, если на этот счет рассказы тоже не лгут, все будет именно так. Древорки не прочь утолить жажду человеческой кровью…

Девушка уже не могла кричать — она только хрипела и захлебывалась слезами. Ее длинное белое платье порвалось, а русые волосы, собранные в косу, растрепались.

Она была явно не из этих мест. Одежда, внешность — все выдавало в ней чужестранку. И этот факт каким-то непонятным образом заставил Андрэ действовать. Он не отдавал себе отчета, что именно заставило его сжать сильнее нож и кинуться на древорка. Просто, где-то на задворках сознания Андрэ был убежден, что незнакомка способна помочь ему. Если быть точным, только она и способна помочь ему…
Андрэ разогнался и прыгнул на спину древорку. Если так можно сказать про тех, кто и тела то нормального не имеет. Анрэ изо всех сил принялся колоть и рубить ствол, но кора была слишком толстой — лезвие с трудом проникало даже на треть. К тому же, не наносило никакого видимого урона.

И, тем не менее, безрассудный поступок Андрэ сработал. Древорк издал звук, похожий на частый сухой треск и попытался поймать Андрэ ветвями-волосами. Видимо, из-за этого чудовище ослабило хватку девушки, и та смогла высвободить ногу. Она тут же принялась пинать ближайшие ветви, еще больше мешая древорку. Андрэ, в свою очередь, спрыгнул на землю и едва не попался — корни монстра тоже пришли в движение. Они попытались оплести ноги, но двигались они гораздо медленнее ветвей, поэтому при должной внимательности, опасности не представляли.

Тем временем, девушка освободила вторую ногу и руку. Андрэ хотел было помочь ей с последней веткой, но после очередного удара древорка, вдруг остался без оружия. Лезвие слишком глубоко вошло в ствол. Когда Андрэ попытался вытащить его, сталь сломалась и в руках осталась только бесполезная рукоять.

Однако, пока Андрэ отвлекал древорка на себя, девушка смогла мощным ударом ног сломать последнюю ветку и освободиться. Она тяжело упала, но тут же вскочила на ноги и бросилась к Андрэ.

— Быстрее! Нужно уходить! — она схватила его за руку и потянула за собой.

— Да… — Андрэ еще не отошел от боя и собственной выходки, так что некоторое время просто бежал за девушкой. Но потом, перехватил руку и потянул уже за собой.

— Эй, ты куда?

— Там у меня убежище. Я оставил там припасы.

— Если хочешь жить, даже не думай возвращаться! Может, древорки медленно передвигаются, но хорошо слышат. Наверняка, о нашей драке уже знают остальные. Нет, на поверхности нам не спрятаться.

«На поверхности?» — заторможено подумал Андрэ, — «Что она имеет в виду?»

Пока они петляли между холмов, Андрэ наконец-то смог рассмотреть свою спутницу более пристально. Бледная, но нежная кожа, пышные русые волосы, яркие изумрудные глаза, высокая грудь. Не смотря на простой, без всяких изысков, покрой платья, оно смотрелось очень… очень…
«Благородно», — вспомнил он устаревшее слово.

А вместе с тем, вспомнил, что эта девушка ему знакома. Вот только где и когда они могли встречаться? Если бы такое и правда было, Андрэ не забыл бы, это точно. Может, у него не хватало силы и отваги, но с памятью дела обстояли отлично!
Очень странное чувство…

— Нет!!!

Девушка резко дернула его за руку, заставляя сменить направление. Андрэ запоздало заметил, что из-за своих мыслей, они едва не влетели в западню. Рощица, которую им пришлось обогнуть, была забита древорками. Они прятались в тени обычных деревьев, но даже так Андрэ успел заметить четверых или пятерых.

— Так и есть, они уже знают про нас. Будут пытаться отрезать от воды.

— Воды? — кажется, Андрэ начинал понимать, что задумала девушка. И это ему очень не нравилось.

Они выбежали к берегу реки, но справа и слева стягивались древорки. Существа хотели во что бы то ни стало перекрыть беглецам единственный путь к отступлению.

— Быстрее!

Девушка изо всех сил рванула к воде. Она уклонилась от одного древорка, буквально выскользнула из растопыренных ветвей второго, но третий… третий успел зацепить корнями ногу и девушка упала, распластавшись по земле. Она тут же перевернулась на спину, пытаясь отбиться второй ногой, но корням ее удары не наносили никакого вреда.

А тем временем, соседние древорки тоже потянули к девушке свои ветви, корни, сучья. Нужно было как можно быстрее спасать девушку. Вот только на этот раз, у Андре не было никакого оружия. Да и противников в несколько раз больше. Пожалуй, единственное, что он мог сделать…
Андрэ поднес ладонь ко рту, до ломоты в зубах сжал челюсти и дернул руку в сторону. Из глаз брызнули слезы, в горле застрял стон, полный боли. Зубы вспороли кожу, прокусили мясо — разорвали ладонь в лохмотья. Он постарался собрать как можно больше крови в лодочке из ладоней и выплеснуть ее на корни, опутавшие девушку.
Как только багровые капли коснулись змеевидных отростков, древорк издал звук, похожий на щелканье и начал жадно впитывать в себя влагу. Одновременно, за кровью потянулись и ветви соседнего древорка. Однако, первый недовольно перехватил ветви своими конечностями и начал недовольно трещать.
Отлично!
Андрэ увернулся от двух древорков, зашедших со спины и кинулся к девушке. Снова плеснул накопленной кровью на монстров, заставляя их сцепиться друг с другом и забыть про пленницу. Он перепрыгнул корни, распластавшиеся по земле ковром, поднырнул под ветвями и схватил за локоть девушку, которая уже начала подниматься.
Вместе они сделали последний рывок и прыгнули в реку.
Андрэ думал, что спутница хочет переплыть на другой берег, но та потянула его вниз.
Он запаниковал. Рефлекторно набрал воздуха и задержал дыхание, не смотря на то, что плавать не умел. Да и где в его мире можно этому научиться?
Когда вода поглотила Андрэ с головой, он пришел в ужас. Начал судорожно двигать руками и ногами, надеясь подняться на поверхность, но его тащило вниз. Все глубже и глубже, пока воздух в легких не кончился…

 

Очнулся Андрэ в очень странном месте. Длинный узкий коридор, весь в стальных пластинах и странных длинных светильниках. Большая часть из них не работала, но пять или шесть давали тусклый рассеянный свет. Он оглянулся и заметил, что футах в двадцати позади него коридор обрывался. Только внизу было какое-то узкое прямоугольное отверстие, вроде люка, откуда доносился плеск воды.

Он попытался подняться и понял, что слишком устал. Сил хватало лишь на то, чтобы перевернуться. Вдобавок, его била дрожь. Одежда сковала тело ледяной пленкой.

Рядом лежала девушка. Заметив, что Андрэ пришел в себя, она повернулась к нему.

— Спасибо, за то, что спас меня. Дважды.

— Да…

Андрэ кивнул и тяжело привалился к стене. У него было так много вопросов к девушке, но сейчас не осталось ничего, кроме усталости и пронизывающего холода.

— У тебя кровь. Давай, я перевяжу ладонь.

Девушка оторвала от подола платья полоску ткани и замотала руку Андрэ.

— Как тебя зовут? — заворожено глядя на ее нежные руки, спросил он.

— Мара.

— Красивое имя.

Девушка отвела глаза. Не то чтобы ей было неприятно внимание Андрэ, скорее, девушку что-то тяготило.
— Что это за место?

— Подводная лаборатория.

— Лабо… что?

— Можно сказать, это дом древорков.

Андрэ в ужасе дернулся, но Мара успокоила его.

— Я неверно выразилась. Скорее, это место, где они родились. Но сейчас тут никого не осталось. К тому же, древорки не умеют плавать.

— Я не понимаю, — признался Андрэ.

— Не важно, — Мара устроилась рядом и положила голову ему на плечо, — Главное, мы в безопасности.

От такой близости у Андрэ перехватило дыхание. Конечно, он уже не раз был с женщиной. Но там, наверху, все сводилось к быстрому сексу. Время ценилось настолько, что просто посидеть рядом с кем-то небезразличным тебе, было непозволительной роскошью. Да и Мара оставляла далеко позади всех женщин, с которыми Андрэ был. И дело даже не в красоте. А в том странном чувстве, которое возникало каждый раз при взгляде на нее. Будто, из всего окружающего мира, она одна была настоящей.

— Зачем ты здесь? — внезапно спросил он.
Андрэ и сам не понимал, что значили его слова, но задать их он обязан.

— Чтобы помочь тебе.

— В чем?

— Добраться до Стены.

— То есть… получается, ты оттуда? Из-за Стены?
— Что-то воде этого.

Девушка грустно улыбнулась и приложила палец к его губам.

— Пожалуйста, не надо больше вопросов.

— Но почему? За сегодняшнюю ночь произошло столько всего…

— Потому что, я боюсь… я боюсь, что если расскажу все, ты не поверишь. Но, самое главное, я боюсь, что ты повернешь назад. А тебе во что бы то ни стало нужно перебраться через эту проклятую Стену.

Она замолчала, а он не решался заговорить.
«Стена, значит… надеюсь, это действительно того стоит…»
— Надо просушить одежду, иначе заболеем, — наконец, подала голос Мара.

Девушка пересела напротив и помогла Андрэ снять рубашку.

— Боюсь, без нее я замерзну еще быстрее.
— Ничего. Я тебя согрею, — Мара потянула завязки на платье и скинула его с себя.

Она сдержала слово — показала дорогу до Стены и тут же исчезла. Через лабиринт подземных переходов Мара вывела его к бескрайнему пустырю. В отличие от владений древорков, здесь не было абсолютно ничего. Почва сухая и твердая, вся в глубоких трещинах и разломах. Растений почти нет — лишь изредка попадались кустарники с колючками или хрупкими сожженными листьями. Ни воды, ни еды — только грязь, пыль и безысходность. Словно, опять наверх попал, к остальным.

Чтобы добраться до Стены, нужно было всего лишь на всего пересечь пустырь. Казалось бы, нет ничего проще. Каждый день на протяжении двадцати трех лет до этого, он занимался тем же самым. Практически без воды и еды втаптывал грязь, глотал пыль — помогал отцу. Но на деле, все оказалось гораздо труднее.

Андрэ понял, что имела в виду Мара, когда говорила насчет страха, что он повернет назад. После встреч с ней, он двигался вперед все с большей неохотой. Стена отошла на второй план, теперь, ее место заняла Мара.

Но Мара ушла.

Она сделала так, чтобы у Андрэ появились силы идти дальше. Он не представлял что находится за Стеной, — Мара так ничего и не сказала — но теперь он был просто обязан узнать это. Напоследок, она дала ему шпильку для волос и грустно улыбнулась.

— До встречи по ту сторону Стены.

«По ту сторону…»

И Андрэ ничего не оставалось, кроме как сжать зубы и идти. Бездумно переставлять ноги, представляя, что уже видит ненавистную Стену.
Вот, самый краешек ее показывается на горизонте. Еще несколько шагов, и преграда приближается. Идет навстречу упрямому человеку, обхватывает его со всех сторон, отрезает пути к отступлению. Еще несколько шагов, и Стена снова надвигается. Угрюмая, молчаливая, уверенная в себе. Но где-то по ту сторону стоит Мара. Она ждет его, она уверена, что Андрэ обязательно справится и преодолеет эту громадину. А, значит, еще пара шагов…

И так, до тех пор, пока Андрэ не понял, что на самом деле видит перед собой Стену. Но, в отличие от собственных иллюзий, это не какая-то гротескная, вселяющая страх, преграда. Это самая обычная стена из сероватого, грубо обработанного камня. Высотой около дюжины футов, бесконечная в обе стороны.

«Что же, тем проще будет через нее перебраться!»
Андрэ нашел несколько крупных щелей и с их помощью преодолел первые полдесятка футов. Потом, зацепился руками за край, подтянулся и перекинул ногу на другую сторону. Только хотел перекинуть и вторую, как замер в ужасе и смятении.
За Стеной не было абсолютно ничего. Мрак, темнота и пустота. Будто Андрэ находился в одном из тех старых зданий. Снаружи был день, светило палящее солнце, а внутри давящий полумрак.
Но… как такое вообще может быть? Ведь он всего лишь взобрался на стену.
Вдруг, в спину ударил резкий порыв ветра. Андрэ даже не успел ничего сделать — он просто упал в темноту.

Рефлекторно Андрэ выставил перед собой руки, но никакого удара не последовало. Более того, он обнаружил, что стоит на ногах — будто и не летел только что вниз головой. Андрэ попытался разобраться на чем он держится, но так и не смог. Тверди, как таковой не существовало. То есть, он прочно стоял на ногах и даже мог без проблем передвигаться, но когда Андрэ попробовал дотронуться до земли пальцами, они не встретили ничего. Провалились как в пустоту.

Андрэ нервно сглотнул.

— Мара? Мара, ты здесь? Кто-нибудь вообще тут есть?
Ответа не последовало, но Андрэ уловил впереди какое-то движение. Едва различимое белое пятно.

«Платье! Должно быть, это ее платье!»

Естественно, он не знал этого наверняка, но, как и в случае со Стеной, Андрэ просто необходимо было убедить себя в том, что видит желанную цель.

— Мара! Я иду к тебе!
Андрэ сорвался на бег. Он не знал где в этом странном месте право, лево, вверх и вниз, поэтому бежал как и куда попало. Главное, не оставаться на месте. Не давать страху приковать себя.

— Мара!
Движение снова повторилось. Но на этот раз отчетливее. Больше того — Андрэ даже показалось, будто темнота стара расходиться. Впереди появилось неясное белесое марево, в котором даже угадывались какие-то фигуры или очертания. И чем дольше Андрэ бежал, тем более четкими они становились.
«Неужели это… деревья?!»

— Замриии!!!

Чей-то крик так внезапно раздался над ухом, что Андрэ действительно встал как вкопанный. Он повернулся и увидел перед собой… кота. Но не тех облезлых, вечно голодных полудохлых тварей, которые водились в заброшенных зданиях наверху. Это сытое, раскормленное животное с лоснящейся шерстью пепельного оттенка.

— И куда это ты собрался? — вполне человеческим голосом спросил кот.

— Кто ты? — Андрэ оказался сбит с толку. С детства ему рассказывали, что только люди обладают речью. Конечно, в прошлом были некоторые звери и птицы, которые могли имитировать ее, но коты к ним не относились.
— Это не важно! Как тебе удалось выбраться из моего кошмара?

— Кошмара? О чем ты? Где я вообще нахожусь? Что это за место?
— Отправляйся обратно! Засыпай! Засыпай!
Кот сбился на какое-то непонятное мурлыкание, от которого Андрэ действительно начало клонить в сон. Он почувствовал, как тело становится тяжелее, его тянет к земле. Одновременно с этим, марево далеко впереди начало таять.

— Нет, нет, нет…

Андрэ чувствовал, что это светлое пятно необычайно важно для него. Если оно исчезнет, пропадет и возможность снова увидеться с Марой.

Но сон наваливался все сильнее и сильнее — противиться ему было просто бессмысленно. Андрэ не мог ничего противопоставить, как ни старался. Щипки, пощечины, удары — ничего не помогало. Он пробовал идти вперед, но каждый раз спотыкался о какое-то невидимое препятствие и останавливался.
Едва держась в сознании, Андрэ схватил себя за волосы, чтобы попробовать последний вариант. И снова неудача…

Но, его пальцы что-то схватили. Какой-то маленький, длинный и тонкий предмет.

«Ее шпилька…»
Уже в падении Андрэ сжал шпильку и со всех оставшихся сил вогнал ее себе в ногу.

— Ш-ш-што?! Ш-ш-то ты делаеш-ш-ш! Зас-с-сыпай! — шерсть у кота встопорщилась, а сам он выгнулся дугой.

Сонливость отступила, и Андрэ снова мог двигаться. Он буквально увидел, как сотней темных осколков разлетелось заклинание противника.

«Заклинание… что это и откуда я знаю такое слово?»
Андрэ отбросил лишние мысли и заставил себя двигаться. Потом, все потом. А сейчас главное — добраться до того белесого марева.
— Спи!!!
Котяра шипел и бесился, но это помогало мало. Как только Андрэ чувствовал, что на него наваливается усталость, а ноги начинают заплетаться, он снова безжалостно вгонял шпильку в раненое бедро. Пусть, штанина уже была тяжелой от крови, но это помогало двигаться вперед.
С каждым шагом марево становилось ярче, а силуэты в нем — отчетливей.
— Мара, я иду к тебе. Осталось совсем немного…

Он вскочил, и некоторое время смотрел в стену ничего не понимающим взглядом.
— Что случилось, Андрей? — из-под одеяла показалось заспанное лицо Марьи.
— Ничего, — наконец, выдавил из себя стрелец, — Сон… просто, плохой сон.
— Тебя что-то тяготит? Это опять царь, да?
Андрей кивнул.

— Послал меня в тридевятое царство за котом Баюном. Вот только… как поймать этого кота, если к нему и близко никто подойти не может?
— Кот Баюн, значит, — Марья на секунду задумалась и стала искать что-то под подушкой, — Вот, возьми мою шпильку. Как только войдешь в лес Баюна и почувствуешь, что в сон клонит, уколи себя ею. Хоть в палец, хоть в тело — сон как рукой снимет. Ничего тот кот с тобой сделать не сможет.
— А если у меня не выйдет?
— Тогда… — Марья уперлась ладонью в грудь Андрея, заставив опуститься, а затем, легла  на него сверху, — Тогда я сама приду за тобой.

(Запись прочитана 11 раз(а), из них 1 сегодня)
0

Автор публикации

не в сети 6 дней

langalex

23
Комментарии: 7Публикации: 155Регистрация: 11-07-2018
Понравилась публикация? Поделись с друзьями:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться или войти с помощью: