Главная страницаТворчество

Алекс Ланг «Шкатулка Хиза. Глава 1» читать бесплатно литрпг

Шкатулка хиза алекс ланг литрпг

Шкатулка Хиза. Глава 1. Котерия

Возле информационного стенда было не протолкнуться. Казалось, небольшой уютный зал ожидания учебки сейчас просто лопнет. Пожалуй, так много народу Алай не видел даже на церемонии поступления. А ведь там были и военные, ученые, обслуживающий персонал. Приехали даже какие-то политики с журналистами…
Чтобы протиснуться к экрану ближе, чем на десять футов, требовалось пережить жестокую давку, отдавленные ноги и сбитые чужими локтями бока. Пока новички находились в ранге стажеров, им не разрешалось иметь при себе никакой техники. Поэтому, приходилось обходиться такими вот допотопными средствами. Конечно, можно было и подождать — уже через час ажиотаж спадет, но Алая этот вариант не устраивал.
Наконец, Алаю удалось пробиться в первые ряды. Над ухом то и дело раздавались радостные вопли или вздохи, полные разочарования. Но Алай был настолько сосредоточен, что не замечал происходящей поблизости суеты.
Ему потребовалась всего минута, чтобы найти свое имя. Алай Митчелл оказался сразу между Фрэнком Миллером и ДэмомМихайловым. В третьей колонке, где должно было стоять обозначение подразделения или отдела, значилось непонятное «Первая Котерия», каб. 221 b.
«Какого черта? Котерия?! Что вообще означает это слово?!»
По предварительным результатамАлай рассчитывал попасть в одно из топовых подразделений –полковника Анкера или генерала Суэнви. Но котерия…Алайне слышал даже упоминаний насчет этого отдела или что он там обозначает…
«Хорошо это или плохо? Может, это какой-то аналог техобслуги»
Алай мотнул головой.
«Да не все ли равно? Будь хоть инженерный корпус — ничто не заставит его отказаться от задуманного и отступить от намеченного плана! Да, возможно из-за попадания в неизвестную котерию у него могут возникнуть какие-то трудности. Но все равно, это не остановит его. Максимум — замедлит продвижение и сделает путь чуточку длиннее»
— Эй-эй, дайте и мне посмотреть!
— Кто-нибудь у табло, гляньте куда распределилиЛи Хэна?
Люди наседали, и Алай решил, что пора выбираться из этой давки. Все что надо, он ужеузнал. Теперь, оставалось найти приемную котерии и решить оставшиеся вопросы.
«Какая там была комната? 221 б, да? Значит, на уровень выше»
Он вышел к лифту, в который тут же набились десятки пассажиров. Алая сдавило похлеще, чем у информационного табло. Повезло, что на втором этаже он вышел один. Хотя, с другой стороны, это смотрелось даже немного странно. Неужели кроме него никого больше не зачислили в эту таинственнуюкотерию?
Нужная дверь была третьей по счету от лифта. Не смотря на то, что выглядела как все остальные, — длинный прямоугольник многослойной стали с кодовым замком и сканнерами — открывалась она по-старинке. На уровне пояса было небольшое углубление, за которое следовало потянуть, и дверь отъезжала в сторону.
Стоило Алаю войти внутрь, как его встретило помещение, которое меньше всего было похоже на приемную какого-нибудь военного отдела. Оно скорее напоминало какую-то жилую комнату — гостиничный номер или что-то вроде того. Возле двери компактнаяинфопанель с терминалом для подключения к аварийной сети и подзарядки наручных коммуникаторов. Дальше — большое окно, которое давало много света. С одного края двухместный диван и массивная кадка с размашистым широколистным растением. С другого небольшой огороженный бокс и миниатюрная панель с допуском к библиотечному архиву. В противоположном конце комнаты четыре стола, составленных вместе и шесть стульев неподалеку.
— О! А вот и посетители!
Возле стола стояла привлекательная девушка двадцати пяти лет. У нее были светлые волосы, заколотые в причудливый пучок и элегантные очки в тонкой оправе. На девушке была короткая курточка зеленого цвета с эмблемой Крепости на спине, юбка того же оттенка и высокие черные сапоги. На левой руке небольшой коммуникатор. Зеленый цвет одежды обозначал, что по званию она достигла как минимум специалиста. Куртка была расстегнута — под ней оказалась простая белая блузка, которая обтягивала внушительных размеров грудь.
Девушка что-то делала с небольшой пузатой емкостью, похожей на чайник. У него тоже был короткий рубленый носик, из которого валил пар.
«Если это и правда, чайник, то ему, должно быть, уже лет двести»
— Ты у нас кто?
Девушка оставила чайник в сторону и подбежала к инфопанели.
— Алай Митчелл.
Алай был немного сбит с толку такой энергичностью и развязностью, которые никак не вязались с такой военной организацией, как Крепость. Из-за этого, он невольно позволил девушке захватить главенство в разговоре.
— Ого! Тот самый Митчелл, который на вступлении набрал высший балл?
— Не высший… — Алай нахмурился, — Из-за штрафных очков меня обошли.
— Извини, тебе, наверно, неприятно говорить об этом, — смутилась девушка.
Впрочем, молчание длилось недолго. Было видно, что она просто не способна молчать слишком долго. Девушка указала на стол.
— Проходи, садись. Я как раз сделала чай. Уверена, такого вкуса ты еще не пробовал. Это чай из настоящих горных трав с Земли. Стоит, конечно , не мало, но ведь сегодня и повод отличный, а? Нашейкотериисильно повезло, что удалось заполучить тебя в свою команду!
В глазах девушки читался неподдельный восторг, от которого Алайдаже немного смутился.
— А… — спохватилась она и картинно стукнула себя кулачком по макушке, — Совсем забыла представиться. Меня зовут Амалия. АмалияДе Ла Роуз, если быть точной. Но все зовут меня Ами. Кстати, я состою вкотерии с момента ее основания.
— Рад познакомиться, — Алай кивнул и наконец-то успел задать вопрос, который его беспокоил, — Кстати, насчет этой котерии. Что это такое? Я никогда не слышал ничего подобного. Чем вы занимаетесь? Дело в том, что когда я подавал заявление, у меня были определенные планы. Я планировал оказаться в составе подразделений Анкера или Суэнви…
— Мы знаем, — радостно прервала егоАми, — Поэтому, и устроили твой перевод к нам. По правде сказать, Суэнви очень хотел получить тебя к себе, так что нам пришлось хорошо повозиться на твой счет.
— Э-э-э как вы все знаете? — Алай был удивлен, прежде всего потому, что никому не рассказывал о своих намерениях.
— Сек-рет, — пожала плечами девушка, — А если серьезно, мне об этом шепнул начальник. Думаю, если спросишь, он сам обо всем расскажет. А заодно и ответит на любые вопросы по поводу отдела. У него это получится сделать гораздо лучше — я обязательно что-нибудь напутаю или забуду.
— Так отведи меня к нему. Если ты действительно знаешь о моих намерениях, то понимаешь,почему я не хочу терять ни одной лишней минуты.
Али понурилась, на ее лицо легла тень.
— Представляю. Но отвести тебя смогу только когда соберутся все остальные. Таков приказ…
— Остальные?
— А ты думал, один попал к нам? — к девушке снова вернулась ее жизнерадостность. Из чего Алай сделал вывод, что грустить,равно как и молчать, она тоже не может слишком долго.
— Ладно, — он вздохнул и поднял руки, — Тогда мне ничего не остается, кроме как подождать остальных.
— И выпить чаю! — Опережая Алая, Амалия кинулась к чайнику и наполнила крохотные, похожие на стаканчики из кукольных наборов, чашки с толстыми стенками и без ручек.
— Угощайся! — откуда-то из-под стола она достала поддон и поставила его перед Алаем.
На нем была куча всяких сладостей, от которого у стажера перехватило дыхание. Казалось, на этом небольшом подносе уместилась самая настоящая кондитерская фабрика. Здесь было абсолютно все: шоколадные и фруктовые батончики, заварные трубочки с кремом, рулеты, пудинги, корзинки с вареньем из ягод. Некоторые сладости Алай вообще видел здесь впервые.
— Ух ты! Никогда не видел вблизи столько вкуснятины!Это ты сама делала?
— Хотела бы сказать, что да, — Амалия гордо запрокинула голову и точным движением поправила съехавшие очки, — Но на самом деле, десерты не мой конек. Я владею сотней способов их поедания, но не готовки.
Амалия так искренне засмеялась, что Алай не выдержал и поддержал ее. Пожалуй, за последние пять лет он никогда не смеялся с таким удовольствием.
Ами схватила трубочку и умяла ее так быстро, что Алай даже не успел ничего рассмотреть. Будто трубочка просто исчезла из ее рук и оказалась во рту.
— А как же родители? Разве они не баловали вас пирожными?
Алай дернулся как от укола. Все хорошее настроение вмиг улетучилось. Он отвернулся, чтобы девушка не увидела выражение его лица.
— Если ты в курсе из-за чего я здесь… — он старался, чтобы голос оставался твердым, но тот пару раз ощутимо дрогнул, — …то, должна знать. Мы — дети войны и у нас не было родителей. Мы росли в одном из пригородных приютов, где требовалось хорошо работать, чтобы тебя не выбросили за ограду. Так что сладостей мы себе позволить не могли.
— Извини… — голос девушки звучал очень сдавленно.
Алай обернулся и увидел, что она изо всех сил сдерживается, чтобы не расплакаться.
— О таких подробностях я не знала, правда.У меня нет привычки копаться в чужом белье, а начальник рассказывал только самое главное.
В этот момент в дверь постучали и на пороге появился новый стажер. Форменная серая куртка и штаны, как у Алая, простые шнурованные ботинки. Внешность совсем не запоминающаяся — темные короткие волосы, черная точка-родинка под левым глазом, прямой нос, узкая линия губ. Он был примерно одного возраста с Алаем.
— А вот и новый член котерии.
Алайзаметил, как Амалия обрадовалась, что гость нарушил этот неловкий момент. А еще он видел, как девушкавоспользовалась случаем и незаметно смахнула слезу. На секунду, он даже устыдился, что заставил ее плакать.
— Меня зовут Амалия, но я не против, если будешь звать меня просто Али? А как твое имя?
Девушка снова подошла к инфопанели и принялась что-то заполнять в ней.
— Какое чудесное имя и я не считаю правильным его сокращать. Меня зовутГодридЯнсен.
Алайеще раз присмотрелся к новичку. Определенно, он видел на вступительных дисциплинах. Не сказать, что парень показал плохие результаты, но ровней Алаю он явно не был.
Пока Али увлеченно беседовала с новичком и вводила данные в систему, Алай отхлебнул чай и с трудом сдержал восторженный возглас. Девушка не обманула, вкус действительно был неповторимый— яркий, душистый, пряный. Если этот чай сравнивать с тем, что Алай пил раньше, он бы сказал, что пил помои.
Пирожные тоже оказались просто бесподобными на вкус — нежный рем, сладкое тесто, ломкая глазурь. Слюни потекли рекой, а живот жалобно заурчал. ОпомнилсяАлай только когда запихивал в рот уже третью трубочку.
Заметив, что в комнате необычайно тихо, он оглянулся и понял, что Ами с Годридом уставились на него. Пауза затягивалась, чувство неловкости нарастало. Алай изо всех сил хотел разрядить обстановку, но не представлял как это сделать. Однако, на помощьснтва пришла Амалия. Девушка совершенно искренне рассмеялась и сказала:
— Видел бы ты себя со стороны. Такое глупое выражения еще поискать надо.
Затем, она обратилась к Годриду:
— Ты тоже присоединяйся, ясейчас налью чаю. Как только мы дождемся остальных, сразу отправимся на базу.
Годрид поблагодарил ее и сел напротив Алая. Несколько секунд он внимательно изучал его, после чего протянул руку.
— Я Годрид, очень приятно. Ты ведь Алай, да? Я слышал, ты набрал максимальное количество баллов в этом приеме?
— Не, он всего лишь второй, штрафные баллы уменьшили результат, — вклинилась в разговор Ами, но,поняв что ляпнула лишнего, поспешила исправиться, — Э-э-э, но он не хочет об этом говорить, так что давай найдем какую-нибудь другую тему.
— Без проблем, — пожал плечамиГодрид и отхлебнул чаю.
— М-м-м, как вкусно! Просто божественно! Что ты сюда заварила? Кажется, я узнаю эти ароматы. Душица, первоцвет, мята, боярышник, репешок и… имбирь?
Алаюбольшинство этих названий не говорилоровным счетом ничего. Что не удивительно, про Землю он знал мало, в основном, из старых учебников. А вот у Амалии от каждого названного растения глаза загорались все ярче.
— Все правильно! Только имбиря тут нет, он бы давал горький привкус. Вместо него я положила красный корень. Но откуда ты столько знаешь про растения Земли?
— Красный корень, точно! — Годрид картинно хлопнул себя ладонью по лбу, — Как я мог перепутать его с имбирем!
У Алая возникло нехорошее подозрение, что Годрид перепутал названия специально. Чтобы произвести впечатление на девушку, но, при этом, оставить в ее глазах чуточку превосходства перед ним.
— Дело в том, что на Земле у меня есть родственники, которых я иногда навещаю. У них прекрасный домик на склонеАрденских гор. Уверен, если бы ты его увидела, он бы обязательно тебе понравился.
«Позер…» — Алая такие люди никогда не привлекали. Но, с другой стороны, пусть развлекается, пока его действия идут вразрез с планом Алая. Али хоть и милая девушка, но он не мог сказать, что испытывал к ней какие-то сильные чувства.
Спустя всего пять минут и около десятка съеденных пирожных, в комнату зашел новый гость. Даже не зашел — зашла. Из-за короткой стрижки, грубых черт лица и загорелой кожи, Алай поначалу принял гостя за мужчину. Но, хоть размеры груди у нее были не такие впечатляющие, как у Амалии, очертания вполне проглядывались. Ее возраст тоже угадывался с трудом — где-то старше двадцати, но младше тридцати.
— О-о, рада, что наша компания так быстро разрастается. Я Амалия Де Ла Роуз или просто Ами, а тебя как зовут?
Новенькая обвела подозрительным взглядом помещение. Особенно долго она рассматривала Алая. А вот Годрид удостоился только мимолетного мазка.
— Мо.
— Отлично. Но, не могла бы ты назвать свое полное имя? Мне нужно подготовить документы, чтобы нас пропустили за периметр.Я понимаю, что это формальность — все данные уже давно есть внутри системы. Но, позволь мне хорошо выполнить свою работу, — словно извиняясь, выпалила Амалия.
— МокаТанага, — у девушки даже голос был вполне себе мужской — грубый, с хрипотцой.
Пока Амалиявводила данные, Годрид повернулся к Алаю.
— Ты тоже это слышал?
— Угу… Она сказала, что нас пустят за периметр.
— Странно. Я не знал, что есть какие-то учебные части внутри Крепости.
— О чем ты говоришь? До недавнего времени я не знал даже о существовании котерии.
— Твоя правда, —ухмыльнулся Годрид.
Но кое в чем он был прав. Пропускать за периметр зеленых новичков? Это было не только странно с точки зрения логики, но и безопасности. К тому же, на вступлении какая-то высокая шишка из военных Крепости обмолвилась, что существует угроза какого-то воздействия. И это главная причина, почему туда не пропускают неподготовленных людей.
— Присоединяйся к нашему чаепитию и угощайся вкусняшками. Нам осталось дождаться только двоих, после чего мы отправимся в путь.
— Нельзя ли это дело как-то ускорить?
— При всем желании, нет. У меня на этот счет очень строгие инструкции. А одних вас не пустят дальше первого же поста.
— Ладно, тогда я подожду здесь, — Мокаподошла к дивану напротив и плюхнулась, скрестив руки на груди.
— А как же чай, — жалобным голосом спросилаАми.
— Я ничего не хочу, спасибо.
Амалия вернулась ко столу, но было заметно что она немного раздосадована внезапным отказом. Наверно, самым обидным являлось то, что Мока была девушкой, с которой можно было переброситься парой фраз на темы, неинтересныеАлаю и Годриду. Женщин в крепости было как минимум в десять раз меньше, чем мужчин. При этом, большинство из них были заняты в обслуживающем персонале —к работе с проекциями допускали немногих.
Провожая взглядом Амалию, Алай снова посмотрел на Моку и, неожиданно, почувствовал себя чересчур нерешительно и неуверенно. Возможно, просто разыгралось воображение, а, может,это было простым совпадением, но…
Девушка сидела в такой точке, которая позволяла следить за входной дверью и обеденным столиком одновременно. Более того, она выбрала место ближе всего к окну.
Почувствовав на себе чужой взгляд, Мокарезко подняла голову, и по ее глазам Алай понял, что это ни черта не совпадение…
«Если бы у Мо было оружие, она находилась бы в самой выгодной ситуации. Потребуется всего несколько секунд, чтобы разобраться с присутствующими. А заодно и теми, кто сбежится на звук выстрелов. Если сопротивление будет особенно яростным –сбежать через окно. Здесь всего второй этаж — смех для тренированного бойца…»
Но оружия у Мо с собой точно не было. Иначе, ее просто не пустили бывнутрь.
«И слава богу…»
Когда, наконец, пришли оставшиеся люди, все пирожное было съедено (в основном старалась Амалия, хотя и Алай не сильно отставал), а чай выпит. Это оказались два юноши примерно одного возраст, чуть младше Ами. Высокого, с пышной рыжей шевелюрой, веснушками, задорным взглядом и поломанным носом, звали Гарри Хит. Второго, ниже ростом, ссутулившегося блондина, который постоянно прятал взгляд, да и вообще, старался вести себя как можно незаметней, звали Николас Эда.
Как только Амалияввела их имена и перекинула какие-то файлы себе на коммуникатор, они выдвинулись. К всеобщей радости, Амизакрыла кабинет на кодовый замок и вывела пятерых новичков через служебный коридор к центральной части учебного корпуса. Они прошли первый пост охраны, где, на удивление Алая, их даже не остановили. Темнокожий громила перекинулся с Ами парой фраз, после чего группа двинулась дальше. По длинной кишке, соединявшей два здания, они вышли к корпусу для сержантского состава, где их осмотрели уже более придирчиво. Прошли мимо длинных лекторских залов с трехмерными проекторами в качестве преподавателей, а иногда и наоборот. Оставили за спиной тир, спортивный зал, столовую.Спустились на минус третий уровень и снова воспользовались служебным переходом. На этот раз их осмотр был что надо. Одних документов на коммуникаторе Амалии и в общей базе не хватило. Новичков просвечивали ручными сканерами, сопоставляли данные по изображению сетчатки, форме лица. Проверки не избежала даже сама Амалия.
Дальше они вышли на открытый участок и наконец-то оказались по ту сторону периметра. Здесь было очень спокойно и умиротворенно, даже людей не так много, как ожидалось. Пожалуй, единственное, что подтверждало факт их нахождения за периметром — черное приземистое строение в полумиле отсюда. Сложно жертва паука, прямоугольное здание с двумя небольшими башенками по бокам, было обмотано кабелями, проводами и магистралями. Башни щерились невообразимым количеством датчиков и антенн. И хоть это строение почти полностью скрывали от любопытных взглядов высокие стены, всем становилось понятно…
Перед ними — та самая Крепость, гордость Трех Миров!
— Успеете еще налюбоваться. И даже внутри побывать, — засмеяласьАми, отвлекая стажеров от созерцания этого удивительного места.
Она провела их через небольшой садик, в котором ярко светило солнце, а теплый ветерок играл с яркими шапками экзотических цветов.
Жаль только, все это было ненастоящее.
Алай не знал насчет цветов, но ветру и солнцу совершенно точно не откуда было взяться на глубине двухсот пятидесяти ярдов под землей.
В конце концов, Амалия вывела их к небольшому двухэтажному домику. В отличие от Крепости, его внешний вид оставлял желать лучшего. Салатовая краска, в которую он выкрашен, облупилась, а металлическая дверь местами оплавлена. К тому же, дом строился явно не из современных материалов.
— Такое ощущение, что ему больше лет, чем всей подземной базе, — подала голос Мо и Алай с ней мысленно согласился.
— Первое впечатление обманчиво, — как всегда улыбнулась Амалия.
Она ввела код, а когда дверь открылась, сделала приглашающий жест рукой.
— Прошу! Чувствуйте себя как дома!
Пожалуй, последняя фраза лучше всего характеризовала это место. Раньше, Алаю казалось, что кабинет 221 больше всего похож на комнату в хорошей гостиной. Нет! Это место переплюнуло его! Здесь было даже уютнее, чем в элитном доме престарелых!
Одна часть помещения представляла собой кухню. Там был длинный стол, за котором свободно поместились бы десять человек, несколько варочных панелей, пара духовых шкафов, гигантских размеров холодильник и шкаф, до отказа забитый кухонной утварью. Аркой кухня соединялась с другой половиной комнаты, которая напоминала что-то среднее между игровой комнатой и гостиной. Несколько длинных диванов, столы с инфопанелями, к проектору посередине комнаты была подключена приставка. Да тут даже в одном из углов стояла пара винтажных автоматов с аркадными играми!
— Э-э-э… — Годрид и Гарри издали разочарованный вздох.
— А как же тренировочные и все остальное? Если мы будем целыми днями жрать и играть, я попрошу немедленно перевести меня в любой другой отряд!—снова подала голос Мо.
— Я рад слышать, что у вас такой настрой, ребятки!
Из-за автоматов Алай и остальные не увидели лестницу, которая вела наверх. Сейчас по ней спустился высокий мужчина средних лет. Форма с отливом в золото, — показатель офицерского звания —коммуникатор, почти в два раза больший, чем у Ами, настоящее оружие на поясе. У него была короткая армейская стрижка, при этом, волосы на левой половине головы абсолютно седые, а на правой — светлые, с отливом в бронзу. Глаза карие, взгляд твердый, пронзительный.
Как только Алай рассмотрел этого мужчину, сразу почувствовал, как у него сохнет в горле, а ноги подкашиваются.
— Ваше недовольство лишь подтверждает, что я сделал правильный выбор, поставив на вас. Не волнуйтесь, все что нужно для получения полноценного опыта есть в этом доме или будет сюда доставлено по первому моему приказу. Апока, давайте познакомимся поближе. Я командир Первой Котерии и мое имя…
— Мэтт Лоу, — дрожащим от волнения голосом закончил за него Алай, — И вы, единственный выживший член исследовательской группы ЛейнораБенгса…

— Ого, вы, получается, знакомы? — Годридперевел подозрительный взгляд с Алая на Мэтта.
— Скажем так, однажды встречались. Жаль, не при самых лучших обстоятельствах. Впрочем, если Алай захочет, он сам обо всем вам расскажет.
После этих слов, все разом повернулись к Алаю, который никак не ожидал такого внимания. Из-за этого, он сразу же стушевался и пробурчал что-то неразборчивое, вроде «ни за что» или «только не в этот раз».
И снова на помощь пришла Амалия.
— Господин Мэтт, как вам только не стыдно? Вместо того, чтобы самому отвечать на вопросы новичков, вытягиваете ответы из них!
— Кхм, да… пожалуй, ты права.
Было очень странно наблюдать за тем, как девушка — младше не только по возрасту, но и по званию —беззастенчиво отчитывает своего командира.
— Предлагаю всем сесть за этот стол, и я проведу небольшой ликбез. Если после этого у кого-либо из вас останутся вопросы, я отвечу и на них.
— Почему нет? — ответил за всех Годрид и первым вошел в кухонную зону.
За ним последовали остальные. Места заняли в порядке знакомства — Годридподсел к Алаю, Гарри к Николасу, а Мо демонстративно осталась в одиночестве. Место во главе стола занял Мэтт. Амалия, словно заботливая домохозяйка, к которой заглянули гости, принялась выставлять на стол тарелки с фруктами. Среди них были не толькошироко известные плоды, завезенные еще с Земли, так и те, что рослилишь в пределах Трех Миров.
— Ни для кого не секрет… — Мэтт взял яблоко и задумчиво покрутил его в руках, — Ни для кого не секрет, что по ту сторону шкатулки хочет оказаться каждый из вас. Кто-то из-за мести, кто-то из-за денег, а у кого-то просто нет другого выхода…
На этих словах все, кто сидел за столом, не сговариваясь,принялись шарить взглядом по лицам остальных членов котерии, в надежде понять к кому относятся те или иные слова. Однако, никто из присутствовавших не выдал себя и жестом.
— …в общем-то, мотивация здесь не важна. Единственное, что важно — это цель. И я готов помочь каждому из вас добиться своей цели, если вы в обмен, поможете мне добиться своей. Именно так. Я не прошу и не приказываю, я предлагаю бартер.
Скорее всего, вы захотите узнать, в чем заключается моя цель? — Мэтт дождался первых нерешительных кивков, после чего продолжил, — И это правильно. Но, для начала, ответьте на такой вопрос. Как вы думаете, зачем Земля предложила помощь в исследовании шкатулки? Из одних только благих побуждений?
—Да конечно, дождешься от этих тварей! —Гарри с такой силой сжал талеолок, что твердая кожура экзотического фрукта треснула, и руку залила янтарная кашица.
— Думаю, чтобы следить за процессом, — предположил Алай.
— Не только следить, — поднял палец Мэтт, — Но и контролировать его! Ведь исследование артефакта подобного уровня важно не только с точки зрения науки, но и технологий. Первый, кто сможет расшифровать и правильно применить новые знания, оставит своих соперников далеко позади. Сейчас у руля находится правительство Старого Мира. Но искусственная зависимость колоний от него слабеет с каждым днем, поэтому Земля делает все, что в ее силах, чтобы укрепить влияние. И яркий тому пример – последний военный конфликт. Думаю, все здесь понимают, что автономия, которой добились Три Мира, весьма номинальна. Вся власть вместе с рычагами по-прежнему находится в руках Старого Света.
Военная отрасль, космическая, информационная, энергетика – резкое развитие даже не всех, а любой из этих сфер в отдельности,уже способно разорвать искусственную зависимость от Земли. Но Старый Свет волнует даже не возможная благодаря инопланетным знаниям техническая революция любой из сторон. Их пугает сам факт общей работы Трех Миров. Задумайтесь – то, к чему стремилась уничтоженная Землей оппозиция, оказалось возможным благодаря неизвестному артефакту. А именно, сближение и объединение. Может, насчет последнего я и загнул, но все предпосылки на лицо. Даже не смотря на все разногласия, которые пока не удалось решить.
— И почему это должно волновать Землю? – подал голос Николас.
— Потому что в такой ситуации как сейчас, повторить бойню двухлетней давности будет почти невозможно. Трезво оценивая собственные возможности, Земля кинула на строительство Крепости все силы. Как только станет ясно, что одна из сторон близка к разгадке тайны или же появится ощущение, что проект исчерпал себя, Старый Свет начнет действовать.
— Звучит так, будто мы уже одной ногой в могиле, — Гарри брезгливо оттер испачканную руку салфеткой, — Что они могут нам сделать?
— Во-первых, изолировать Крепость. Как изнутри, так и снаружи, — с ходу ответила Мока.
Девушка сложила руки на груди и кинула недовольный взгляд на Гарри.
— Если ты не заметил, ключевые точки учебных корпусов охраняются солдатами с Земли. Только первый пункт, через который нас пропустили без всяких вопросов, принадлежал объединенным силам. Больше чем уверена, что внутри Крепости дела обстоят похожим образом.
А если ты не дрых вовремя подлета к планете, мог бы вспомнить земные крейсеры на орбите. Конечно, у них не самое новое вооружение. Но,в случае боевых действий, некоторое время продержаться сумеют. Например, пока кто-нибудь не захватит контроль над системами противоорбитальной обороны.
— Бред! Это чересчур даже для Земли! Никто из Трех миров не отставит это без внима…
— Еще как оставят, — перебил его Годрид, — Например, если в этот же момент на всех трех колониях возникнут свои проблемы. Терроризм, борьба за власть, эпидемия или какая-нибудь очередная крупная катастрофа. Может быть все, что угодно.
— Почему, в таком случае, они этого не сделали раньше, умник?
— Для начала, это просто невыгодно в экономическом плане. Обслуживание Крепости съедает огромное количество ресурсов. И я сейчас не только о деньгах. Иридий, палладий, индий, серебро, медь, цинк. Большинство этих металлов поставляют колонии. Земля при всем желании не сможет полностью обеспечить Крепостьэтими ресурсами. Да и сама перевозка обойдется в бешеные суммы — слишком уж далеко находится эта планета. Тоже и с обслуживающим персоналом—транспортировка, проживание, пропитание… нет, в одиночку такое не провернуть.
— Ха-ха, — Мэтт захлопал в ладоши, чем привел в удивление всех членов котерии, — Я очень рад, что вы все понимаете и осознаете. Это снова говорит в пользу того, что я сделал правильный выбор.По поводу замечанияГодридасоглашусь — затраты на содержание Крепости действительно большая проблема. Однако, далеко не главная.
Главная проблема в том, что если бы Земля попробовала завладеть шкатулкой с самого начала, наплевав даже на последние символичные уступки колониям, это могло спровоцировать Три мира на серьезные и решительные действия. Одно дело мириться с номинальной автономией и совсем другое собственными глазами видеть, как игнорируются даже такие простые условия.
— Для Старого мира сейчас гораздо важнее выиграть время —перегруппировать силы, доставить корабли, обезопасить себя от возможных неприятностей. Именно поэтому, условия по работе над Крепостью были такими выгодными для остальных сторон, — на этот раз слово взял Алай. Он уже понял в какую сторону Мэтт вел разговор, — Покажи Земля хоть жестом, что ценность шкатулки для нее гораздо выше колоний, как даже оппозиция Виктора Теннавыглядела бы веселой шуткой. Иными словами, Крепость для нас всех – это…
Алай поймал веселый взгляд Мэтта и споткнулся на полуслове. Однако, командир котерии подхватил фразу так легко, как если бы умел читать мысли.
— …огромная кость, которой нельзя ни завладеть самостоятельно, ни отдать ее другим.
Внезапно, взгляд Мэтта стал твердым, даже немного грозным.
— И я планирую стать тем псом, который уведет эту кость из-под носа всех этих шавок!
Алай осторожно перевел взгляд на Годрида и понял, что тот, как и все остальные, разделяет его чувство. Смятение, неуверенность—Мэтт решил выложитьвсе карты на стол без утайки. Даже не смотря на то его откровенность звучала как угроза. А, следовательно, могла не понравиться слишком многим.
— Вы так просто об этом говорите… — наконец, нарушил долгое молчание Годрид, — Как-будто все остальные стороны так просто позволят вам сделать это.
— А вот и позволят, — Метт сложил руки в замок и уперся в них подбородком, — Как вы думаете, что такое «котерия»?
— Не ошибусь, если скажу, что никто из нас понятия не имеет. Но все хотят как можно быстрее узнать это, — под всеобщее одобрение высказался Алай.
— Эх… вот что значит не иметь никакого представления об истории Земли… — вздохнул Мэтт, — В двенадцатом веке по исчислению Старого Мира так назывался отряд наемников, которые то входили в состав какой-либо армии, но являлись полностью самостоятельной боевой единицей. Чуть позже, слово «котерия» стала нарицательным. Оно означало группу лиц, которые преследуют какие-нибудь тайные цели.Понимаете? Оба этих толкования как нельзя лучше отражают нашу цель. Официально отряд будет действовать от имени Трех Миров, но формально у меня будет полная свобода действий.
— Боюсь спросить. И как же вам удалось этого добиться?
— Все просто. У меня есть нечто, что представляет ценность для всех, — Мэтт постучал указательным пальцем по своему виску.
— Ваша голова? — поднял бровь Гарри.
— Скорее, то, что внутри нее. Как правильно сказалАлай в самом начале нашего знакомства, я — единственный выживший член экспедиции ЛейнораБенгса. А, значит, могу рассказать много интересного по поводу той… трагедии. Тем более, что все приборы прекратили свою работу как только мы оказались на другой стороне. Если смотреть под этим углом, моя ценность запросто посоперничает с ценностью всего проекта.
— В каком это смысле «можете» рассказать? — Николас потряс головой, — Разве вы не обязаны были сделать это сразу по возвращении?
— Я так и сделал, — Мэтт довольно прищурился, — Но рассказал далеко не все, что знал. Сослался на провалы в памяти и другие обстоятельства. А после того как было решено отобрать людей для следующей экспедиции, вспомнил. Ну, просто случайно так совпало, никакого злого умысла. О чем я и поспешил уведомить глав проекта. Но теперь, это уже не было похоже на прошлый допрос — я был в состоянии требовать, а они не могли так просто от меня отмахнуться. В конце концов, именно я провел инициативу набирать людей со стороны в учебный центр. Именно мои улучшения показали самую высокую эффективность. Так что, позволить мне сформировать собственный отряд, было самым незначительным из того, что они могли сделать.
— Удивительно, как только вам позволили так самовольничать, а не избавились после получения всех нужных сведений, — проворчала Мока, — Вояки терпеть не могут таких хитрожопых засранцев. И уж тем более, ненавидят тех, кто пытается ими манипулировать.
— Ха, девочка! Я лучше, чем кто-либо другой знаю это, — к Мэтту снова вернулась серьезность и сосредоточенность, — К подобному повороту я был готов с самого начала. Чтобы иметь хоть какой-то козырь, я разбил всю оставшуюся информацию на три блока. О первом я расскажу в формате семинара перед одобренными для участия группами. Второйблок передам операторам. И третий, самый важный, которыйв разы позволит повысить выживаемость по ту сторону шкатулки, расскажу на месте. Скорее всего, сразу после этого, моя жизнь не будет стоить и коина. Но разобраться со мной в чужом мире будет намного сложнее, чем в этом здесь. Да и на вашу помощь я все-таки надеюсь тоже. Ну, так что скажете?
— Скажу, что Мо права. Вы — тот еще хитрожопый засранец! – покачал головой Годрид.
— Спасибо за комплимент. А что по поводу остальных?
— Допустим, я все-таки захочу перевестись в подразделениеполковника Анкера или генерала Суэнви… — начал было Алай.
— Этого не будет, — Мэтт даже не дал парню закончить.
— Что? В каком смысле?
— Если вы откажетесь работать со мной, вы вообще не будете участвовать в экспедиции. По крайней мере, в этой точно. Вас исключат за нарушение внутренних уставов, несоответствие требованиям физической и психологической подготовки. Кроме того, вы будете временно задержаны по подозрению в фальсификации или скрытия личных данных, необходимых для зачисления в учебный центр. Что автоматически ведет за собой такие статьи, как шпионаж и саботаж.Конечно, с большинства из вас подозрения снимут в течение пары месяцев, но кое у кого могут возникнуть проблемы… — Мэтт обвел взглядом собеседников. И снова никто не выдал себя.
— Поэтому, прямо здесь и сейчас я хочу услышать твердый ответ каждого из вас. Мне не нужны неуверенные в себе люди, готовые в любой момент повернуться спиной к своему командиру. Который, к слову, сделает все, чтобы вы добились цели всей вашей жизни. В том числе, поделится секретными сведениями, о которых не узнают даже группы, участвующие в экспедиции.
Он выдержал многозначительную паузу, после чего кивнул.
— Ну, можете говорить.
— Сэр, — начал Алай, — А я не соглашусь с Мо. Вы не просто хитрожопый засранец. Вы —полнейший ублюдок, который не остановится ни перед чем. Но если вы поможете мне осуществить задуманное… Что ж, тогда можете на меня рассчитывать.
— Он хорошо сказал, — кивнула Мока, — Считайте, что я просто повторила его слова.
— Я тоже, — поднял руку Годрид.
Николаси Гарри, прежде чем ответить, долго сверлили друг друга взглядом. Наконец, Гарри шумно выдохнул и поднял руки.
— Мы тоже! Но все это мне очень и очень не нравится! Терпеть не могу, когда меня принуждают к чему-либо. Даже, если это то, чего я сам хочу.
— Хорошо. Я рад, что мы все решили, — Мэтт поднялся из-за стола, — Тогда, Амалия покажет вам комнаты и…
— А как же вопросы? — скрестил руки на груди Алай.
— Какие еще вопросы?
— Наши. Вы сказали, что если у нас останутся вопросы, вы с радостью ответите на них.
— А разве у вас остались какие-то вопросы? После всей этой долгой и душещипательной истории? — Мэтт был явно сбит с толку.
— Ага, самый главный. Что вы будете делать со знаниями, которые так жаждете обрести?
Мэтт положил ладони на столешницу и нагнулся так, чтобы его лицо оказалось напротив Алая.
— А для чего нужны знания? Чтобы пользоваться ими. Чтобы иметь преимущество перед теми, кто о них даже не догадывается. Чтобы исправлять совершенные ошибки, в концеконцов. Я ответил на твой вопрос?
— Более чем, — тем не менее, на лице Алая мелькнула тень недовольства… или обеспокоенности.
— В таком случае, я вас покину. Мне нужно еще уладить некоторые дела. Если ни у кого нет возражений, тренировку начнем с завтрашнего утра. А пока, отдыхайте.
Мэтт вышел, иАми сделала приглашающий жест рукой.
— Пойдемте. Личные комнаты у нас на втором этаже.
Поднявшись по лестнице за игровым автоматом (Алай с удивлением обнаружил, что в этом доме есть еще и подвал), новые члены котерии оказались в длинном узком коридоре. Даже на глаз он был таким тесным, что казалось, будто стены вот-вот соприкоснуться и расплющат всех в тонкий блин. С обеих сторон, друг напротив друга, по пять крепких деревянных дверей. В конце коридора широкое окно с большим подоконником. За стеклом виден мягкий полумрак и крошечные мерцающие звезды — к сожалению, всего лишь красивая запись. Но так как человеку психологически тяжело жить и работать без смены дня и ночи, эту проблему решили искусственным путем.
— Вот, — смущенно улыбнулась Амалия, — Здесь, конечно, тесновато, но комнаты действительно уютные. Обставлены они одинаково, так что выбирайте по расположению. Кстати, вся левая сторона уже занята, туда даже не смотрите…
Как и подозревалАлай, Мока заняла самую дальнюю комнату возле окна. Николас и Гарриотхватили средние, а Годриду досталась ближайшаявозле лестницы. По его лицу было непонятно— хотел он этого с самого начала или парню было абсолютно все равно.
Пока остальные расходились по комнатам, Годрид рассматривал двери на левой стороне коридора. Каждая из них чем-то выделялась — яркой наклейкой, аккуратным рисунком или надписью. Так на двери возле лестницы нарисованыдва золотых прямоугольника, которые соединены друг с другом тонкими перемычками. Наследующейнаклейка в виде связки разноцветных воздушных шаров, через одну большая буква «Г», а за ней комната со значком швабры. И только дверь посередине была без каких-либо опознавательных знаков.
— Амалия, разве ты не сказала, что все комнаты с этой стороны заняты?
— Так и есть, — кивнула девушка.
— Если я правильно понимаю, это комната командира, дальше твоя, — Годридбеззастенчиво тыкал пальцем в двери, — Вон та гостевая, последняя что-то вроде кладовой. А средняя? Разве она не свободна?
— Ты прав. Там сейчас никто не живет. Да и вообще, в эту комнату не заходили уже довольно долгое время. Но дело в том, что она принадлежит еще одному члену котерии. Пока я не могу ничего рассказать подробнее. Но, вполне возможно, очень скоро вы с ней встретитесь лично.
— Хм… Если она хоть в половину так же красива как ты, то я уже весь в предвкушении…
Сообразив,куда сейчас повернет разговор, Алай сразу же потерял интерес ко всему происходящему в коридоре и закрыл дверь.
Амалия не обманула — комната оказалась вполне уютной, не смотря на очень компактные размеры. По большому счету, в ней умещалась кровать, несколько полок посередине, небольшой угловой стол с вращающимся стулом, компактный мидэир для контроля за воздушной средой и туалет с душевой кабиной. Ни окон, ни даже простейших голограмм. Хотя, с другой стороны, даже лучше. Так это место уже меньше похоже на дом…
Стоило только скользнуть взглядом по кровати, как Алай понял, что надолго его не хватит. День был очень насыщенным и парню требовался отдых. Не утруждая себя вечерним душем, Алай просто скинул сапоги и рухнул на мягкий надувной блок. Но прежде чем провалиться в глубокий сон, он вытащил из внутреннего кармана формы единственную вещь, которую принес с поверхности. Небольшую фотографию, сделанную еще по старой технологии «живая бумага», которая была весьма дешева, но не очень долговечна.
Фото уже начало сыпаться крохотными белыми шариками, но общая картинка была по-прежнему четкой и яркой. На ней юноша лет семнадцати поправляет камеру и отбегает на несколько футов. В кадре появляется еще один мальчик — тринадцатилетний подросток. Под ногами у них ярко-желтый песок, за спинами ровная синяя гладь, а справа остов разрушенного дома. Юноша подбегает к мальчику и обнимает его за плечо. Мальчик радостно улыбается и показывает в камеру большую морскую звезду. Ребята смеются, а затем, довольные валятся на песок. Через пару секунд фотография повторяет запись.
— Скоро, — прошептал Алай, — Уже очень скоро я во всем разберусь. Только дождись меня…

Навигация по главам

0
Понравилась публикация? Поделись с друзьями:

Добавить комментарий

Зарегистрироваться или войти с помощью: