Глава 1. Энд онлайн

Его выпустили пять лет назад, осенью 2021 года. Шлем виртуальной реальности V-Link или VL, вызвавший небывалый ажиотаж во всем мире благодаря бесконечным возможностям, которые позволяли людям находиться в виртуальном пространстве, управляя своим аватаром, словно собственным телом. Простой черный шлем с затемненным визором перехватывал и блокировал сигналы нервной системы для спинного мозга. Две полоски индикаторов с правой стороны, один для беспроводного сигнала, другой для включения, подключения и загрузки.
VL затмил устаревшие гарнитуры, которые позволяли просто наблюдать в виртуальности, в то время как аватар управлялся с помощью специальных контроллеров в руках, не говоря уже о неизбежных проводах, которые путались и заставляли спотыкаться при каждом неосторожном движении.
Но ажиотаж продлился не дольше нескольких недель. Когда стала доступна аппаратура, оказалось, что для нее нет подходящего софта. Охваченная азартом в стремлении получить рабочий продукт компания пропустила множество тестов, что привело к несовместимости с программным обеспечением предыдущих девайсов.
Все, кто приобрел шлем, а в особенности те, кто оформил предзаказ еще за год до выпуска, чувствовали себя обманутыми: им дали поле для игры, но забыли про фишки. Единственными рабочими функциями были онлайн чаты в комплекте с небольшим софтом, предусмотренным компанией.
Если  «Vitrtue», создатели  VL, что-то и вынесли из этой истории, так то, что неудовлетворенные пользователи, собравшись в онлайн чатах для обсуждения между собой нового девайса, стали своеобразной тикающей бомбой антипиара. Довольно скоро людям надоел девайс, который не может предложить ничего, кроме онлайн чатов и настольных игр, в результате чего, стали распространяться слухи о полной бесполезности VL.
Спрос на VL упал вместе с розничной ценой на 40% меньше чем за месяц, а также приостановились работы по созданию софта для провального проекта.
Но, вернемся в наши дни.

*************************************

Меня зовут Оллис Силвестер, тусклые зеленые глаза, 19 лет и почти 185 см. Что касается моей внешности, не скажу, что выгляжу совсем уж плохо. Черные волосы, небрежно собранные в хвост и пара слегка вьющихся прядей. У меня немного угловатое лицо с небольшой щетиной, которая растет вдоль подбородка и нижней губы. Людям раньше нравился мой внешний вид, но я бы не сказал, что красив от бога.
Я поддерживаю себя в хорошей физической форме, благодаря работе. По будням с 8 утра и где-то до 6 вечера я работаю в строительной компании. Работа тяжелая, но ничего не поделаешь. Дома меня ждут две сестренки.
С того самого дня, два года назад, когда наши родители погибли в автокатастрофе, я бросил школу и устроился на полный рабочий день, чтобы иметь возможность заботиться о сестрах и не волноваться, что нас распределят по разным приемным семьям.
Когда я покинул школу, услышал много нелестного о себе от студентов и преподавателей, в основном, что я жулик и подонок. Не могу их винить, учитывая, что это вполне соответствовало описанному образу.
— Эй, Оллис! Время идти домой. Не застревай тут, впереди выходные! – это мой босс Джек кричит через всю строительную площадку. Верно, сейчас вечер пятницы, а я на работе. Мы занимаемся строительством двухэтажного дома в деловой части города для пары молодоженов.
— Хорошо, тогда я пошел. До понедельника! – кричу в ответ, складывая инструменты, которые я мыл, в тачку, чтобы убрать их на место. Вытерев пот со лба, направляюсь к своей машине. Это двухдверный пятиместный  автомобиль, который называется Астрал Люкс. Но модное название совсем ему не соответствует. Когда-то автомобиль был выкрашен в ярко-красный цвет,  но краска сильно выцвела за много лет на солнце.
Я купил его уже в таком состоянии, потому что это было единственное, что я мог себе позволить на тот момент. Машина, спрятанная на задворках автостоянки и прикрытая защитной материей, стоила дешевле месячных трат в бакалее.
Все современные автомобили работают на водороде, в то время как мой – на бензине. Будучи старомодным топливом, а так же учитывая его ограниченные ресурсы, спрос на него сильно упал, но, что поразительно, стоимость бензина сейчас в несколько раз превышает цены пятилетней давности.
По пути домой проезжаю мимо пары продуктовых и принимаю быстрое решение, что на этой неделе не могу позволить себе лишних трат. У меня осталось около двухсот долларов до зарплаты в следующую среду.
Через пятнадцать минут поворачиваю на свою улицу, окинув мимолетным взглядом городской пейзаж. Таиль – один из крупнейших городов мира. Однако, несмотря на все великолепие, его окраины представляют собой бедный район с невероятно высоким количеством бездомных. Сейчас я покидаю деловой центр города, где находится моя работа, и направляюсь домой в дальний район, который расположен чуть ниже делового центра, но на километр выше трущоб.
Припарковавшись у дома, осматриваю его. Двухкомнатная квартира с чудным наветренным бортом снаружи и светло-серой крошечной крышей для завершения образа. Внутри в основном кремовые обои и потолок, а пол из полированного дерева. Кухня и гостиная разделены, что очень удобно – пусть все это не более чем базовая обстановка.
Также, внутри меня ждут две сестренки, Джоэлла и Шери.
Джоэлле четырнадцать лет, и она ходит во второй класс старшей школы. Мышиного цвета волосы, собранные в хвост, который доходит ей до середины спины, зеленые глаза очень похожие на мои, только света в них значительно больше. Джоэлла вошла в подростковый возраст, что вызвало бурный рост, и сейчас она уже была мне по грудь.
Шери будет двенадцать в этом году. В своем шестом классе начальной школы, она также начала быстро расти, хотя в этом ей еще догонять и догонять Джоэллу. Если не брать в расчет прическу и рост, то сестры сойдут за близняшек. У Шери прямые волосы чуть ниже плеч, и ей приходится закалывать сбоку челку, чтобы та не лезла в глаза.
— Олли! Когда ужин? Мы голодные! —  от сокращенного имени дергается бровь, но бросив взгляд на часы, понимаю, что скоро время ужина.
— Подождите немного, я только зашел. Как насчет карри с говядиной? – обе кивают и, со звуками «ммм» в ответ, уносятся в свою комнату.
Понимаю, что лучше начать готовить прямо сейчас, прежде чем я сяду и не захочу вновь вставать. По пути на кухню, захватываю фартук с обратной стороны двери и открываю холодильник. Достаю мясо, овощи и наполовину пустую упаковку с соусом карри.
Покрошив овощи, начинаю готовить мясо и запускаю рисоварку. Добавляю специи в уже практически готовое блюдо. Просто, но, тем не менее, вкусно. Джоэлла и Шери должно быть учуяли запах, раз примчались и уселись по местам, как только я начал сервировать на стол, стоящий посередине комнаты.
— Итак, как дела в школе? Надеюсь, вы усердно учитесь? – спрашиваю девочек, которые раскладывают ужин по тарелкам. Сам я уже сижу со своей тарелкой во главе стола,
— О, было очень весело! Сегодня Ани призналась одному мальчику из параллельного, так все его лицо покраснело пуще помидора! – первой отвечает Джоэлла и, хихикает, прикрыв рот ладошкой. Шери поддерживает хихиканье, а я улыбаюсь про себя, наблюдая за сестрами, обсуждающими свой школьный день. Они знают, как осветить пространство вокруг своими улыбками и смехом.
— Оллис, карри получился слишком острым, — надув губы, меняет тему Шери, — Но все равно очень вкусно! – я знаю, что иногда они обманывают, но они, в свою очередь, знают, как мне тяжело работать ради них, поэтому тоже стараются изо всех сил.
Я умудрился оставить их в старой школе в деловом центре, что гораздо лучше, чем наш район, куда пришлось переехать после смерти родителей. Грустно, что город во всем своем великолепии строится на жесткой иерархии. В центре расположены все крупнейшие корпорации и резиденции богачей, его окружают верхний, средний, нижний районы, деловая часть города, дальний район и, наконец, трущобы.
Мы находимся в дальнем районе, но формально это еще часть города Таиль. Каждый из живущих в нем десяти миллионов жителей знает, к какому кругу они принадлежат, и что практически невозможно сменить район проживания, потому что каждый изо всех сил держится за свое текущее место, чтобы сохранить его.
Нет никаких стен и ворот, которые препятствовали бы проходу в другие районы, можно спокойно сесть на электричку до центра, если это понадобится. Джоэлла и Шери, в конце концов, почти каждый день так ездят в школу.
Но большинство остаётся в своем районе, чтобы избежать дискриминации со стороны «высшего общества». Тех, кто, по их мнению, стоит ниже их положения. Существуют даже магазины, которые требуют удостоверения личности, потому что они не  обслуживают жителей дальних районов. Не самый лучший мир, но, что поделаешь, так и живем.
Вернувшись из своих мыслей в реальность, нахожу только пустые тарелки в раковине: девочки уже исчезли, вероятно, чтобы поиграть на компьютере. Я смог приобрести им только один на двоих. У меня есть свой, но на третий нам не хватает средств. Иногда кто-то из девчонок возьмет мой, чтобы поиграть по домашней сети вместе с сестрой, но обычно им вполне хватает одного. Кроме тех моментов, конечно, когда одна удалит какой-нибудь файл, нужный для другой, и все в таком духе.
Солнце уже село, и на кухне ни пятнышка, все тарелки помыты и убраны, стол вытерт, в комнате нет ни малейшей пылинки или паутинки. Я могу выглядеть как какой-то хулиган, но на самом деле я, скорее, аккуратист до мозга костей – терпеть не могу грязь или что-то не на своем месте, вот так вот.
Больше никаких дел на сегодня не осталось, из комнаты девчонок, обсуждающих мальчиков и прочие женские темы, раздаются голоса и смех. Увидев себя в зеркале, после того, как помыл, высушил и расчесал волосы сестер, решаю принять душ, чтобы, наконец, смыть с себя этот чертов день. Мои волосы свободно свисают до плеч, фигура, благодаря роду деятельности, довольно рельефная. И хотя плотным я себя назвать не могу, худым тоже не являюсь.
Стоило мне одеться после душа, как звонит мобильник, лежащий на скамье. Подхватив его прежде, чем вибрация сбросит тот на пол, смотрю на номер. Звонит Джек.
— Да, босс, что-то случилось, раз звоните так поздно?
— Верно, мне только что пришло в голову, что я забыл запереть строительную площадку. Можешь завтра с утра заскочить и сделать это за меня?
— Не вопрос. Я получу надбавку за это? Вы же знаете, что бензин влетает мне в копеечку.
— Извини, Оллис, у меня, правда, нет лишних денег, чтобы добавить тебе. А тратишь ты столько, потому что катаешься на захудалом металлоломе, – не могу точно определить, шутит он или всерьез раздражен.
— Простите, что я беден, — вздох от безысходности. — Я заскочу на работу утром и запру входную дверь.
— Спасибо, буду должен. Только не забудь, что входная дверь немного туго закрывается, так что тебе надо будет надавить, как следует. Не забудь и про черный ход. Биип. – Хм, бросил трубку и даже не попрощался. Я бы не назвал его недружелюбным человеком. Впрочем, как и дружелюбным тоже.
Время восемь вечера, нет никакого смысла отправлять девочек спать так рано, завтра не надо ни в школу, ни куда-то еще, поэтому могу позволить им сегодня полуночничать. Одев голубую пижаму в черную полоску, я отправляюсь спать, размышляя по пути, что не хватает только какого-нибудь плюшевого медведя, и тогда никто не назовет меня хулиганом.
А хотя, кого я обманываю, ничто не способно уничтожить тот образ, что каждый немедленно на меня вешает. И годы, проведенные в школе, это доказывают.

*************************************

Солнце слепит в мое окно, на часах семь утра, суббота. Я даже слышу парочку птиц, щебечущих на солнце. Встаю, это не занимает у меня много времени, и прямо в пижаме направляюсь на кухню, ставлю чашку на стол и достаю молоко из холодильника. Замечаю, что с молоком в моей руке что-то не так. После понимаю – его стало наполовину меньше, чем было вечером, а также нет никаких грязных чашек в раковине, где сестры всегда оставляют посуду после себя.  Возможно, вламывался кто-то чужой, что не так и редко случается в нашем районе.
Чувствую, как начинает пульсировать вена на лбу. Ни один грабитель не станет пить наше молоко – это девочки опять пили из бутылки, хотя и знают, что так делать нельзя. Готов поспорить, нарушителем снова была Шери.
Задумываюсь будить их для нагоняя или нет, но в итоге оставляю все как есть, так как они, скорее всего, слишком устали после бессонной ночи. Завязываю волосы в хвост, не удосужившись даже взглянуть на результат в зеркале, беру ключи и выхожу на улицу, оставив девочкам записку, что вернусь к ланчу, а если не успею, пусть разогреют вчерашнее.
По пути на строительный участок осматриваю окрестности. Выходит, что район, в котором мы живем, значительно отстает и производит впечатление «потертости», изношенности. С другой стороны, погода стоит  чудесная – ясное голубое небо, по которому тихонько плывут белые облака.
Пробок нет, поэтому всего через  полчаса я прибываю на место. Здание почти достроено, стены ставили в спешке из-за нехватки времени, но на следующей неделе их должны будут хорошенько закрепить. Все что мне нужно здесь сделать – запереть входную и заднюю двери. Заглядываю в открытую входную дверь, чтобы проверить, все ли на месте. По счастью, ничего подозрительного не вижу. До сих пор в воздухе витает запах опилок и штукатурки. Закрыв заднюю дверь, направляюсь наружу.
Удивительно, но Джек до сих пор строит дома из дерева, хотя уже семь лет, как на рынок вышли синтетические брусья на основе углеродного волокна, которые произвели революцию в строительной индустрии благодаря своей прочности и сейсмостойкости. Могу только предположить, что босс использует дерево, чтобы сэкономить деньги, хотя, возможно, за сорок лет он привык к этому материалу, и так ему просто удобнее.
Опускаю ручку входной двери, и выхожу, закрывая ее за собой, но ее заклинивает в проеме. Что же делать! С усилием дергаю ее на себя – ничего. Совсем неладно получается. Я хмурюсь. Дверь не должна была так застрять, достаточно небольшого усилия, а тут дело серьезно. Прикладываю всю свою силу, и дверь со щелчком захлопывается. Такое чувство, будто весь дом на себя тянул. Ну, во всяком случае, теперь  все закрыто и заперто, пора и домой отдыхать. Может, даже возьму Джоэллу и Шери на прогулку с мороженым и прочим. Неплохая идея, провести время с семьей. Я стараюсь их по-всякому поддерживать, с тех пор, как родителей больше нет с нами, с того самого дня два года назад, когда они…
*хрясть* *хрусть *

*************************************

Хм, почему вдруг стало так темно? Я не могу дышать, почему? Хотя, стоп, я дышу. Просто в груди такая тяжесть… Что было до этого? А, точно, я только что запер то здание с работы, потому что босс попросил, а потом я собрался уходить. Помню еще, слышал странный звук…
Воспоминания медленно возвращаются ко мне. Я как раз выходил из здания, когда услышал, будто что-то затрещало, а потом сломалось. Это было что-то деревянное?
Тут мне в голову приходит одна мысль. Но нет, этого не могло случиться, никак не могло.
Где-то надо мной появляется источник света. Может ли такое быть, что это смерть?
Невозможно, ведь когда умираешь, видишь свет прямо перед собой, так?
Тем не менее, что-то схватило меня за плечи и потянуло вверх к свету.
Но был ли это верх? Где тут вообще верх? Или меня забирают в ад?
Нет, не может этого быть. Я прожил безгрешную жизнь, словно святой. Или бог тоже решил, что я последний хулиган на свете только из-за моей внешности?
Сомневаюсь.
Пока мысли роятся в моей голове, свет постепенно тускнет, мир вращается вокруг меня. Я смотрю на небо, окрашенное в красивые оттенки бордового и ярко-оранжевого, я даже могу видеть желтую вспышку, пронзившую насквозь все остальные цвета. А потом, наступает ночь. Нет, не так.
Я просто отключаюсь.
26 сентября 2026 года. День, когда на меня рухнуло здание.

*************************************

Когда я вновь открыл глаза, уже было утро.
Я лежу на кровати в незнакомой комнате, закутанный в белые простыни. Учитывая, что все вокруг было белым, выходит, что я в больнице. Я пробую сесть и понимаю, что не могу. Видимо, ноги в гипсе или как-то зафиксированы, раз у меня не получается ими даже пошевелить.
На меня нахлынула волна воспоминаний, о том, что предшествовало больничной палате.
Запираю дом…
Треск ломающегося дерева…
Сердцу становится тесно в груди. Помогая себе руками, принимаю сидячее положение, скидываю с себя белую ткань. На мне только простая белая больничная пижама. Внимательно осматриваю себя, но ничего странного не замечаю – только ушибы и царапины.
Однако, что-то неправильно! Что-то не так, я ведь знаю! Осторожно касаюсь своих ног, немного пощипываю. Прилагаю еще больше усилий, отчего повсюду появляются красные пятна.
Я не понимаю, что происходит. По лицу текут слезы, капая на одежду и оставляя мокрые пятна на ткани.
Такое ощущение, что я дотрагиваюсь не до себя, а до кого-то другого. Я чувствую кожу под своими пальцами, но не ощущаю ног. Мой желудок скручивает, дыхание с каждым новым глотком воздуха становится все более прерывистым.
Кулаки со всех сил сминают простыни, слезы потоком льются по щекам.
— Я вижу, вы уже проснулись, — прокашлявшись, произносит незнакомый мне доктор, зашедший в палату. – Как вы себя чувствуете? – Он даже не смотрит на меня, взгляд направлен мимо. Мы оба знаем, что это всего лишь стандартный вопрос, который ему предписано задавать пациентам.
— Меня зовут доктор Мартин, можете называть меня просто Мартином. Я не уверен, что вы помните, но с вами произошел довольно серьезный случай. На вас обрушился дом, и одна из балок серьезно повредила вам одиннадцатый и двенадцатый позвонки, а также нервные окончания, вследствие чего вы остались… полностью парализованным ниже пояса… — Тут доктор глубоко вздыхает, прежде чем продолжить. – Честно говоря, вам невероятно повезло, что вы вообще выжили в этом инциденте. Та балка, из-за которой вы пострадали, погасила собой урон от остальных, чем и спасла вашу жизнь.
Совершенно ясно, что доктор старается выставить случившееся с более оптимистичной точки зрения. Но как бы там ни было, это никак не меняет сложившуюся ситуацию. А именно, того факта, что я не чувствую своих ног!
— Вам потребовалось экстренное хирургическое вмешательство, чтобы очистить рану от осколков костей и щепок, а потом заменить разрушенный позвонок твердой скобой. Так же вам необходимо было сделать значительное переливание крови, чтобы восполнить потери. А пара ваших очаровательных доноров отказалась отходить от вас большую часть той недели, что вы провели без сознания. –  Джоэлле с Шери пришлось пройти через все это из-за меня. Как я мог такое допустить?
Но это ведь не моя ошибка! Не моя! Почему же я чувствую себя таким виноватым?
— В настоящий момент они вышли, чтобы перекусить. Я выделил им немного денег –этого хватит на автоматы с нижнего этажа. Но думаю, скоро они вернутся. – Доктор до сих пор избегает смотреть мне в глаза. Не знаю из-за того, что чувствует передо мной какую-то вину или просто притворяется, что не видит моего заплаканного лица, и делает вид, будто со мной все в порядке. Более-менее.
— Что касается вашей операции, вам не будут предъявлять никаких счетов. Все уже оплачено человеком, назвавшимся Джеком Рендэллом, я так понимаю, он был вашим начальником по работе. Однако… — он поворачивается ко мне лицом, и я вижу на нем страдальческое выражение. – Угрожая судом, он потребовал отказ от ответственности и объявил, что весь инцидент полностью ваша вина. К тому же, с нашим законодательством, ваш случай не позволяет рассчитывать на какую-либо денежную компенсацию в дальнейшем. – Плечи Мартина мелко трясутся, и он стискивает кулаки.
Слегка повернувшись ко мне, но, все еще избегая прямого взгляда, он продолжает:
— В современной медицине существует практика, при которой возможна замена поврежденных позвонков синтетическими протезами, что связано с выращиванием новых нервных волокон из стволовых клеток головного мозга… только стоимость этой…
— Я-я знаю, я уже з-знаю про это! – задыхаясь от слез, я почти кричу от безысходности моей ситуации. Информация о подобных операциях распространилась среди населения месяцев шесть назад. Настоящая революция в современной науке и медицине, и за такую операцию требовалось заплатить порядка семи миллионов долларов.
— Я ознакомился с вашими медицинскими отчетами и в курсе вашей семейной ситуации. У вас больше нет никаких родственников, даже дальних. И я знаю о ваших родителях… Все, что я могу вам сказать: вы не должны терять надежду, – говоря эти слова, Мартин смотрит прямо на меня. Но теперь уже я не в силах ответить ему тем же.
Мне хочется убежать далеко отсюда, и это желание настолько велико, что я даже чувствую силы для этого. Однако, реальность такова, что это единственное, чего я больше никогда не смогу сделать.
Я сижу, уставившись в окно, когда два самых дорогих мне человека заходят в палату и, бросив на пол пакеты чипсов, кидаются ко мне. Обе с красными глазами и мокрыми дорожками на щеках. Я тянусь к ним и, обняв, прижимаю к себе, не обращая внимания на запах. Видимо, за последнее время они даже не принимали душ.
— Вы двое хотя бы умывались, пока меня не было? – новых слез, готовых потоком политься из моих глаз, похоже, больше не будет, — Что вы, в конце концов, без меня делать будете?
— Олли, пожалуйста, — плачет Шери, — пожалуйста, выздоравливай поскорее и возвращайся домой! – Джоэлла также сопит несколько фраз. Я не мог не улыбнуться в ответ, глядя на эти два светлых лучика солнца в моих руках.
«Мне следовало сказать, что же буду делать без вас я».
— Кхм, извините, что прерываю, — откашливается Мартин, чтобы привлечь наше внимание. – Но есть еще кое-что. Больница не может отпустить вас в таком состоянии, поэтому мы кое-что дарим вам. Во-первых, инвалидное кресло, чтобы вы могли передвигаться. На самом деле, ничего особенного, старый экземпляр. А во-вторых, у нас есть оборудование, которое мы приобрели несколько лет назад в попытке дать людям, родившимся частично парализованными или с другими физическими недостатками, возможность использовать те части тела, которых у них никогда не было. Коробка может немного пыльная, но все совершенно новое и должно прекрасно работать. – Он достал из угла коробку и передал мне. V-Link, устройство, позволяющее подключаться к виртуальной реальности.
— Я не понимаю, как вы можете давать мне что-то наподобие этого? – Я спрашиваю потому, что в таких вещах обязательно должна быть какая-то особая причина или подвох.
— Ну, если быть честным… проведенные испытания с инвалидами, у которых с рождения парализованы или отсутствуют конечности, окончились полным провалом. Мы не смогли предугадать, что тот, кто всю свою жизнь был неспособен передвигать ноги, или совсем их не имел, так и будет полностью парализован даже в виртуальной реальности. В итоге, у нас на больничном складе пылится целая гора этих устройств.
Я обсуждал этот вопрос с другими своими коллегами, и мы пришли к соглашению, что такие люди, как вы, нуждаетесь в них гораздо сильнее. Это никакое не лекарство, но так вы будете иметь возможность чувствовать свои ноги. Пусть и в виртуальном мире, но ваша потеря не будет ощущаться слишком болезненно. Есть еще один момент, почему я рекомендую вам попробовать. Дело в том, что, если в будущем вы решитесь на ту самую операцию, ваш спинной мозг все еще будет помнить как ходить и в этом смысле вам будет гораздо легче. Потребуется только тренировать мышцы.
Понимаю, что хочет этим сказать доктор, но как он может быть таким добрым? И в какой больнице я нахожусь – в нижних районах или выше? Очень сильно сомневаюсь. Судя по виду из окна, выходит, что я в деловом центре, и здесь не должно быть таких щедрых больниц.
— Это все, о чем я должен был вас оповестить. Вы можете свободно выписываться, как только будете готовы. – Говоря это, доктор Мартин поворачивается к выходу и уходит, оставив нас троих в палате.
Теперь я замечаю инвалидное кресло, приготовленное для меня. В точности, как и сказал доктор, оно довольно простое и несколько старомодное, управляется только руками. Но я не в той я ситуации, чтобы жаловаться.
— Оллис, пойдем, я б-больше не могу в-видеть тебя на этой кровати. – На этот раз говорит Джоэлла, было слышно несколько всхлипов, но она берет себя в руки и перестает плакать. Подталкивает кресло поближе к кровати и кладет сверху смену одежды. – Мы подождем снаружи, пока ты переодеваешься. Пойдем,  Шери. – Она делает сестре знак рукой, и вдвоем они тихо покидают палату.
Как только закрывается дверь, я сгребаю одежду и пытаюсь напялить ее на ноги, что оказывается совсем не просто. Натянуть джинсы до колен еще относительно легко, но дальше это превращается в непосильную задачу. Приходится крутиться на кровати, чтобы, наконец, одеться. Смущающее зрелище. Не хотелось бы, чтобы кто-либо был ему свидетелем. Залезть в футболку, конечно, легче легкого. Это простая серая футболка, без какого-либо принта.
На какое-то время я замираю, уставившись в никуда, так как снова нахлынули эмоции от всего этого беспорядка и осознания потери.
Заставляя себя очистить голову от лишних мыслей, я, подобно крабу-инвалиду ползу по кровати к креслу. Высота кресла ниже, чем у кровати, что наводит на непростые мысли о возможном падении.
Отогнав в сторону страх, я подхватываю свои ноги и свешиваю их через край кровати, едва не теряя равновесие. По крайней мере, я все еще на кровати, с прямой спиной, тяну кресло к тому месту, где нахожусь.
В итоге, спуститься оказывается не сложно. Перенести свой вес в кресло и медленно опустить в него тело. Все волнения оказываются напрасны.
Начинаю передвигать кресло вперед, чтобы слегка обвыкнуться. Подъехав к двери, отъезжаю немного в сторону, чтобы отрыв ее, не оказаться на пути. Джоэлла и Шери ждут снаружи с покрасневшими глазами.
— Джоэлла, почему вы сразу не забрали меня из больницы? – стараюсь улыбаться как можно беспечнее, чтобы  поддержать сестер. Но как же трудно пытаться поднять кому-то настроение, когда сам еле находишь силы на вымученную улыбку.
Джоэлла молча катит мою коляску по коридору, и мы, в конечном счете, покидаем больницу Святой Марты. Время было около полудня, но небо полностью заволокло тучами. Казалось, что дождь может пролиться в любой момент.
Во всем теле чувствуется ужасная усталость, и  я надеюсь, что ливень сможет смыть ее.
Почти сразу мы прибываем на ближайшую станцию – скоро должен прийти наш поезд, а я почти не вспоминаю о совершенно новом шлеме VL, который лежит в коробке на моих коленях.
Если вы посмотрите сверху на систему электричек города Таиль, то вы увидите, что она похожа на паутину, охватывающую весь город.  Тут есть ветки, по которым поезда идут в город и обратно, а также ветки, покрывающие только отдельные округа. Таким образом, вам не потребуется колесить из одного края города в другой, если нужно попасть всего лишь из южной части делового района в восточную. И точно также, можно передвигаться, без необходимости покидать район, в любом другом округе.
Станции, соединяющие эти два направления, внешне выглядят как знак сложения «плюс» — с двумя платформами по диагонали друг от друга, где вы можете выбрать электричку и направление движения. Чтобы пользоваться этим сервисом не нужно ничего, кроме мобильного телефона, и еще есть специальные проездные, на которые можно класть деньги на проезд. Хотя, ходят слухи, что вас могут не выпустить из станции в элитных районах, если ваш уровень проживания недостаточно высок.
Даже названия станций помогают разделять разные районы по первой букве, которая отмечает, в какой части света вы находитесь и ряду цифр, обозначающих номер каждой станции. Чем дальше от центра, тем больше цифр будет в идентификационном номере станции. Например, ближайшей к нашему дому будет станция В-127442.
Когда мы приезжаем к себе, начинает моросить дождь. Я оставляю VL в своей комнате и, пока девочки наперегонки мчатся в душ, запираю дверь, чтобы избежать их настойчивых попыток помочь мне искупаться. Учитывая мое состояние, ванная выглядит лучшим выходом из положения, поэтому, повесив полотенце на спинку кресла, я соскальзываю в воду, от которой уже поднимается пар.
Было чувство небольшого раздражения из-за того, что каждую минуту приходится выпрямляться, чтобы не упасть в воду полностью. А также не мог избавиться от ощущения, что я тону, а на дне не за что зацепиться.
Я быстро заканчиваю мыться и перекидываю полотенце через стенку ванной на пол. Выбираться из ванной с помощью полотенца не так чтобы очень трудно, но смотреть на это со стороны наверняка больно.
Потом следует веселая часть представления, когда я, лежа на полу, одеваюсь и забираюсь обратно в кресло.
Выйдя из ванной, я чувствую, как что-то горит, и когда прикатываю на кухню, там уже вовсю дымит. Джоэлла с Шери в панике носятся из стороны в сторону, не зная, что со всем этим делать.
Я подъезжаю сзади, выключаю конфорку и высыпаю муку, которую захватил по дороге, на сковороду, чтобы затушить огонь. Девочки старательно избегают моего взгляда, хотя я прекрасно понимаю, что они не хотели ничего плохого. Честно, меня больше раздражает, что кухня была вся перепачкана.
— Джоэлла, Шери, почему бы нам на ужин не сделать обычной лапши быстрого приготовления? – не хочется, чтобы это прозвучало резко, но еда несъедобна, как на нее ни смотри. – Я уверен, в следующий раз у вас получится что-нибудь приготовить. Ну. так как? – Их взгляд посветлел от мысли, что готовить они могут, но надо будет позаботиться, чтобы я непременно присутствовал при этом.
— Отлично, — довольно кротко отвечает Джоэлла, — Я тогда пойду кипятить воду, а ты, Шери, достань, пожалуйста, чашки и лапшу. – Вместе они работают весьма споро, так что ужин готов уже минут через пять.
Однако уборка кухни была далеко не такой быстрой. Уже давно наступила ночь, когда с ней было покончено. Мне приходилось просить девочек о помощи, так как я не мог дотянуться до настенных шкафов, чтобы убрать туда вещи. Также они помогли мне немного с влажной уборкой комнаты.
Остаток ночи девчонки проводят за просмотром мультфильмов по ТВ, растянувшись на полу в гостиной. По тому положению как они разлеглись, я легко могу представить на их месте котов. В своей комнате я задумываюсь о насущных проблемах. Нам нужны деньги. Скоро непременно к нам заявятся из органов опеки, и надо постараться выпроводить их.
Без специализации, не окончивший школу, а теперь еще и неспособный к тяжелому труду, который до этого помогал сводить концы с концами. Возможно, у меня получится работать в интернете, вести блог или снимать видео-обзоры, чтобы получать деньги за рекламу.
Хотя, кого я обманываю. Я не смогу ничего такого делать, никогда этим не занимался и теперь без понятия даже, с чего надо начинать.
Я могу продать что-то из своих вещей через интернет, но у меня не так много того, что можно продать. Единственное, что я реально могу продать – это свою машину. Тем более что мне больше не придется сесть за руль.
Включив ноутбук, перехожу на сайт, где можно бесплатно разместить объявления о продаже чего угодно, от дома до б/ушных столовых приборов.
Подумав, решаю поместить свое объявление в разделе антиквариат, так как сильно сомневаюсь, что кто-то еще кроме меня будет покупать его для езды.
Проверив телефон, обнаруживаю одно-единственное голосовое сообщение от Джека. Я заранее знаю, о чем там говорится, но, тем не менее, включаю: «Оллис, я слышал, что тебя выписали. Слушай, мне действительно жаль, что так получилось. Никто не ожидал, что произойдет то, что случилось… И, в свете этих событий, я не могу тебя больше нанимать. Я отправлю тебе последнюю зарплату, но больше ничем не могу помочь, извини…» Горечь от прослушанного сообщения была ошеломительной. Я понимаю, что он играл роль невинной овечки ради того, чтобы спасти свою страховку. Но выглядит так, будто он просто похоронил меня.

Лежа в кровати, я вновь и вновь прокручиваю в голове последние события. Рука закрывает лицо, пряча слезы, а мысли крутятся вокруг наиболее вероятного сценария, в котором у меня забирают девочек.
Я не могу позволить этому случиться! Не могу! Я знаю, что это чересчур эгоистично, но я хочу, чтобы сестры были рядом со мной!
И я прекрасно понимаю, что теперь это почти невозможно!
Почему это случилось со мной? Верните мои ноги обратно! Пожалуйста, пусть это будет просто плохим сном…
И с этими мыслями я постепенно засыпаю.

*************************************

Следующим утром, пытаясь встать с кровати, я падаю прежде, чем осознаю, что не могу этого сделать. Падать немного больно, но все что ниже пояса абсолютно не чувствуется – будто тряпичная кукла свалилась. К счастью, крови на спине не оказывается, значит, раны не открылись. Отлично, выходит, я в порядке. Но надо быть очень осторожным, ведь я не могу позволить себе вернуться в больницу.
Включаю свой ноут и нахожу новый мейл: пришло предложение о покупке машины. Ну что ж, я не жду многого. Открываю сообщение – оказывается, кому-то, как и мне, когда-то, не хватает денег на нормальное авто, и он рыскает по сайту в поисках дешевого варианта. Шестьсот пятьдесят долларов, не так уж и плохо, примерно столько же я бы заработал за две недели. Я уже пишу ответ на это предложение, когда приходит еще одно письмо.
!!.. Мои глаза просто вылезают из орбит.

«Уважаемый Оллис,
Я коллекционер старинных вещей. В разделе антиквариата я увидел, что вы продаете свой автомобиль. Я хотел бы приобрести его у вас, чтобы отреставрировать для винтажной выставки. Предлагаю 14 000 долларов.
С уважением,
Тир»

Вот оно, это все меняет! Прости, неведомый парень, тебе нужна машина, а мне – деньги. Тут же стерев набранное наполовину сообщение, я пишу новое, коллекционеру. И сразу приходит ответ с пожеланием сегодня же забрать покупку. И чем скорее, тем лучше, так как ему не терпится приступить к работе над реставрацией.
Он соглашается подъехать к обеду со всеми бумагами, а деньги предоплатой закинуть на мой счет. До чего рациональный человек. Не хочу даже думать, из какого он района.
Часа через два, когда на моем счету уже лежат деньги, в дверь звонят. Это очень солидный бизнесмен тридцати лет. На улице припаркован эвакуатор и его личный автомобиль… Боже, это же последняя модель НМС! Да он стоит как вся наша улица, миллиона два, не меньше!
— Оллис, я полагаю. Меня зовут Тир, рад встрече. – Не похоже, что ему особенно интересно. Сразу после приветствия, едва взглянув на инвалидное кресло, он протягивает мне бумаги.
— Взаимно. Прошу прощения, что вам пришлось проделать весь этот путь. – Стараюсь ответить наиболее вежливо, все-таки этот человек буквально спас меня. На полученные деньги, при должном планировании, можно прожить, как минимум, полгода.
Пока я подписываю документы и передаю их обратно, заходят сестры, чтобы посмотреть, в чем дело, и тут же прячутся за моей спиной, натолкнувшись на пронзительный взгляд Тира. О-хо, у парня сердце изо льда, не иначе. Но, возможно, именно так он и заработал свои деньги в мире, где процветает бессердечность.
Все происходит быстрее, чем я могу что-либо понять. Как только я возвращаю документы обратно, рабочие на эвакуаторе получают сигнал, машина оказывается погружена, и все уезжают прежде, чем я успеваю опомниться.
— Олли, почему они забрали твою машину? – наивно спрашивает зевающая Шери.
— Ну, мне она больше не нужна, поэтому я продал ее, — отвечая, я кладу руку на голову Шери, которая опускает глаза, услышав ответ.
— Что сделано, то сделано. Теперь у вашего брата есть деньги, так почему бы нам не пойти прогуляться, и заодно перекусить где-нибудь? Вы, двое, идите приводить себя в порядок, — я тепло улыбаюсь им вслед.
Через час мы были в крупном торговом центре «Форт», в деловом районе. Сперва, я купил девочкам мороженое, и мы прогуливались, разглядывая витрины магазинов. Джоэлла подтолкнула меня к отделу с женской одеждой, чтобы осмотреться. Когда она пошла мерить одежду, настала очередь Шери катать меня. И она, с самым счастливым выражением на лице, повезла меня вокруг бутиков.
Я их не контролировал, так что в итоге, каждая купила по паре платьев.
Радость на их лицах была просто освежающей, она поднимала настроение в течение всей поездки. Остановившись около пары маленьких бутиков, я купил им еще немного сладостей.
К тому времени, как стало темнеть, даже эти два маленьких энерджайзера, казалось, уже начали выдыхаться.
— Джоэлла, Шери, давайте зайдем ненадолго вот в этот магазин, — я указываю на крупный игровой центр на углу. Мы заходим и видим повсюду выставленные игры. Шери выглядит взбудораженной. Не от какой-то конкретной игры, а скорее от всего изобилия, так как все они рассчитаны на игровые консоли, которых у нас нет.
— Добрый вечер, могу я вам чем-нибудь помочь? – к нам приближается продавец-консультант чудаковатого вида в огромных очках. Найдя момент подходящим, я решаю поинтересоваться:
— На самом деле, я недавно получил шлем VL. Хотелось бы узнать, если у вас есть какие-то рекомендации по играм.
— Ну, на самом деле, у нас не слишком много подходящих игр. После старта продаж пять лет назад лишь немногие разработчики развернулось в этом направлении.
— Да, я припоминаю: кричащая реклама, ожидания покупателей, слишком высоко задранная планка, чтобы можно было закрыть глаза на отсутствие софта. Все это в итоге привело к огромному количеству негативных откликов.
— Верно, однако, буквально три недели назад одна компания разработчиков выпустила РПГ, которая полностью изменила это мнение, и даже привела к увеличению трафика в интернете. И учитывая… ваше… эм… вашу ситуацию, — он на мгновение опускает взгляд с моего лица на инвалидную коляску (что ж, по крайней мере, он старается быть вежливым), — это даст вам шанс открыть для себя невероятный мир. Довольно необычно, но они не выложили в открытый доступ никакой информации по самой игре, только о готовящемся запуске и обо всем, что связано с регистрацией, но ничего сверх этого. Все, что они сказали: идите по своему пути.
Это действительно кажется интересным. Я как-то играл в РПГ на своем компьютере, когда был младше, поэтому не должно быть слишком много проблем с адаптацией. Но больше всего на свете я хочу вновь встать на ноги, и я чувствую призрачный зуд от нестерпимого желания двигаться.
— Вы меня заинтересовали! Я хотел бы ее приобрести, сколько это будет стоить?
— Сама игра стоит 130 долларов. – Оу, существенная цена. – А также подписка за 30 долларов в месяц. Но на данный момент у нас действует скидка на игру и трехмесячную подписку за предоплату в размере двухсот долларов. Мы также проведем вам обязательное полное сканирование тела и запишем на карту памяти. Все что вам будет нужно – просто играть.
Да, это действительно хорошая сделка, хоть и многовато для того, чтобы просто поиграть в игру.
— Отлично, я все равно уже решился, но зачем необходимо полное сканирование тела?
— Это нужно непосредственно для VL. В свое время была серьезная проблема с контролем виртуального тела, если его пропорции отличались от реального. В этом случае требуется некоторое время, чтобы приспособиться к разнице. И точно такая же проблема возникала каждый раз при выходе из виртуального пространства. В настоящий момент это привело к исследованиям в области здоровья и безопасности. Представьте только, если управлять неудобным телом, риск попасть в опасную для жизни ситуацию непозволительно велик. Наглядно, не так ли? И это только один пример, поэтому вам необходимо сканирование, сделанное не более чем за шесть месяцев до использования устройства.
Никогда не задумывался о возможности существования подобных вещей, но после некоторых размышлений, прихожу к выводу, что это вполне разумно.
— Также, в этой игре вам придется играть персонажем, который очень похож на вас самого. Конечно, есть возможность провести некоторые изменения, но учтите – в игре вы будете выглядеть точно как в жизни. И неважно, какую экипировку будете носить. Ходили слухи о возможности играть за эльфа или какую-нибудь другую расу, но никто никогда не встречал ничего подобного. – Кажется, он закончил свои объяснения, но что-то вертится на языке, о чем я еще не подумал.
— Ах, да! Совершенно выскочило из головы. Как называется эта игра? – точно, за все время разговора так и не прозвучало название самой игры.
— Ну конечно, у нее есть название, — продавец вытащил небольшую коробочку с полки и показал мне. Несомненно, это была она, и называлась  «End Online».  Дизайн коробки был весьма простой: свет, пробивающийся сквозь тьму, и напечатанное поперек название.
— Позвольте мне приготовить ее для вас, вместе с картой памяти для вашего сканирования, конечно, —  короткий забег к прилавку, и передо мной появляется другая коробочка с карточкой крошечного размера, — итого 200 долларов, вы будете платить наличными или карточкой?
— Картой, — отвечаю, прикладывая телефон к терминалу оплаты.
— Окей, на очереди сканирование тела. – Джоэлла с Шери стоят и смотрят, как он везет меня в дальний угол магазина, где виднеется что-то вроде примерочной кабины. Поместив карту памяти из упаковки в аппарат около двери, продавец удивляет тем, что вытаскивает меня из кресла и размещает в цилиндрической каморке, диаметром около метра. Наверное, точнее будет назвать это капсулой.
— Теперь, вы можете использовать те ручки по бокам, чтобы держаться, хоть они и не предназначались для этого. И, еще, чтобы избежать каких-либо ошибок во время сканирования, — продавец прочищает горло перед тем, как продолжить, — вы должны быть полностью обнаженным.
Стоять! Почему никто раньше об этом не упомянул!
Я не собираюсь вдаваться в подробности о том, что случилось далее, но никогда не забуду, как в замкнутом пространстве меня раздевал другой парень.  К счастью, рядом не оказалось никаких зевак, а то им открылось бы прелюбопытное зрелище абсолютно голого молодого человека с шокированным выражением лица, который удерживает свое тело на вытянутых руках.
Сканирование длилось не дольше нескольких минут, во время которых луч света пробежался вверх и вниз. Чудаковатый продавец почти сразу незаметно вернулся, чтобы натянуть на меня одежду и помочь устроиться в инвалидном кресле. Все это время другой продавец развлекал моих сестер, показывая им другие игры, ориентированные на девушек. Хитро придумано.
Чудаковатый продавец поворачивается ко мне со словами:
— Окей, у вас все готово, и, что касается… вашей травмы спины, я немного подправил это на цифровом скане, поэтому ваш персонаж в игре будет выглядеть абсолютно нормально. Такие небольшие детали исправлять разрешено. – Я даже не знаю, как отблагодарить его. В будущем обязательно наведаюсь сюда еще, если понадобится помощь, несмотря на тот навязанный стриптиз.
Он благодарит меня и отправляет к сестрам, которые должны отвезти меня домой. После веселой прогулки на обратном пути – спасибо Шери, которая светилась от счастья из-за возможности снова меня катать – солнце ушло за горизонт.
Конечно, игра и платья – это не все, что мы приобрели. На моих коленях лежат две пиццы средних размеров на ужин.
Часом позже, я отправляю девочек спать, так как завтра понедельник, и им надо в школу. Как я понял, они пропустили учебную неделю, никому об этом не сообщив, поэтому им обязательно нужно туда вернуться.
Я распаковываю VL и осматриваю со всех сторон. Воткнув шнур питания, я перекладываюсь на кровать. Нет особой необходимости включать его в сеть, так как у шлема есть батарея, рассчитанная примерно на 12 часов. Но, чтобы использовать прибор на полную, стоит все же подключаться к источнику питания. Позади шлема находятся гнезда для игровой карты и карты памяти со сканом. Мне сказали, что на моей карте не только вся отсканированная информация, но и данные о подписке на игру.
Я надеваю шлем на голову, лежа на спине, принимаю расслабленную позу и нажимаю на кнопку с левой стороны шлема. Сначала ничего не происходит. Но прежде, чем я понимаю это, визор начинает постепенно светлеть, открывая передо мной пустое пространство. Я стою внутри большой белой комнаты, когда перед моим взором выскакивает окно.
Добро пожаловать,
Это ваш первый вход, с использованием V-Link. Любое сообщение, которое появится у вас перед глазами, можно убрать, нажав на любую активную кнопку, либо сдвинув его рукой в сторону с вашей зоны видимости.
Пожалуйста, попробуйте сейчас сделать это.
Я делаю, как было сказано, и, действительно – легкого взмаха руки достаточно, чтобы сдвинуть сообщение вправо, где оно медленно погасло. Следом, на месте старого появляется новое сообщение.
Хорошо,
Теперь вы знаете, как убирать сообщения. Далее рассмотрим вопрос о том, как покинуть виртуальное пространство, чтобы вернуться в реальный мир. Чтобы сделать это, вам нужно смотреть прямо перед собой и нажать кнопку выключения в самом верху вашего поля зрения. Меню откроется перед вами.
Однако это следует делать только из вашей домашней зоны, где вы сейчас находитесь, но, ни в коем случае, не из игровой зоны. В первую очередь, перед выходом вам надо покинуть игру. В случае срочной необходимости, скажите вслух «Системная команда, прервать соединение», чтобы произвести аварийный выход в любое время. Но будьте осторожны. Этот способ может привести к повреждению либо удалению ваших игровых данных.
Благодарим за внимание.
Вау, до чего многословно. Я закрываю и это сообщение, но больше ничего не выскакивает. Выглядит довольно просто.  Размер зоны, в которой я нахожусь, достаточно большой, метров тридцать в ширину, и столько же в длину. Потолок на высоте шести метров, а на одной из стен висит панель, подойдя к которой, я…
Погодите, подойдя? Смотрю вниз и вижу абсолютно здоровые ноги. Я стою на них, и могу двигать ими, как захочу. Даже не волнует, что я сейчас полностью голый. Ущипнув ногу, я удостоверяюсь, что могу также чувствовать боль. Хоть и приглушенную благодаря VL, но все-таки! Как будто крушение здания и последующая травма – не более чем плохой сон.
В то же время, приходит горечь осознания, напомнившая мне, чего я навсегда лишен.
Мое пространство выглядит скучновато – четыре белые стены, хорошо, что тут хотя бы чисто. Интересно, можно ли как-то украсить его, это было бы здорово. Я двигаюсь в сторону стены с панелью, на которой выделено несколько опций, но только одна из них меня сейчас интересует: «Подключение к End Online».
Нажатие на нее заставляет комнату развеяться, что весьма необычно. Потому что хоть я и стою, но не чувствую твердой поверхности под своими ногами. Начинается заставка, и я обнаруживаю себя посреди бескрайнего луга, простирающегося далеко во все стороны.
Передо мной стоит моя полная копия. Такая же неприлично голая, как и я. Рядом находится меню, позволяющее произвести незначительные корректировки. Такие, как мышечный тонус, прическа или загар. Играясь, я сумел превратить себя в морковку перед сбросом настроек, после чего  продолжаю со своей нормальной внешностью. Надеюсь, я не начну игру голым, это было бы чрезмерным вмешательством в частную жизнь.
Дальше идет выбор сервера. В списке доступных для подключения уже был добавлен мой город, и все что от меня требуется – это нажать на «ОК». Список сменяется картой игры, как я понимаю. Три названия светятся красным: Сводбрейк, Гринтон и Айсридж. Наугад выбираю Айсридж, после чего изображение исчезает. Трава на глазах оборачивается туманом, который обволакивает все вокруг.
Но довольно скоро он рассеивается, а я вижу собственное тело, одетое в белое пальто, серые штаны и неуклюжие коричневые ботинки. Как только туман окончательно развеивается, я понимаю, что лежу на каменном алтаре в глубине церкви. С потолка свисает несколько сосулек, и я чувствую холодный ветерок, пролетающий над моими незащищенными пальцами и лицом.
Отойдя от дезориентации из-за резкой смены положения, я встаю и осматриваю помещение. Церковь не выделяется ничем необычным, но в нижнем правом углу моего зрения есть крошечное изображение волка в круге. И оно там остается вне зависимости от того, куда я поворачиваю голову. Недолго думая, пытаюсь дотронуться до нее, и открывается меню с экипировкой,  инвентарем и огромным окном персонажа.

Уровень 1
Прогресс: 0%

Сила: 10
Скорость: 10
Ловкость: 10
Интеллект: 10
Мудрость: 10
Удача: 10

Слава: 0
Репутация: +0
Божественное покровительство: —
Вера: 0

Изученные навыки:
(пусто)
(пусто)
(пусто)
(пусто)
(пусто)
(пусто)
(пусто)
(пусто)
(пусто)

Дополнительные умения:
(пусто)

Невероятно. И кнопка выхода. Я хочу остаться тут навсегда! Может, не в такой холодной локации, но я не хочу больше покидать игру!
Так, инвентарь… Я начинаю игру без гроша в кармане и без каких-либо скиллов, но, надеюсь, здесь будут квесты для новичков, чтобы получить и то и другое.
Пространство невероятно детализировано. Если присмотреться к стенам, можно заметить что они ненастоящие, но в остальном, никогда бы и не догадался, что все это подделка.  Что ж, пора уходить отсюда. Я бегу… не иду, а именно бегу к выходу из церкви, с силой толкая двери. Они не распахиваются, но открываются достаточно для того, чтобы я мог спокойно пройти.
На мгновение свет ослепляет меня. Требуется некоторое время, чтобы глаза привыкли. От вида, который мне открывается, у меня перехватывает дыхание. Вокруг, как минимум на пару километров во все стороны, раскинулся город. В центре невероятная каменная громадина главной башни, которую можно увидеть отовсюду. Она занесена  снегом, а еще с разных сторон доносятся голоса.
Легкий ветерок обдувает меня. Не думаю, что когда-нибудь захочу покинуть это место.
Но черт, до чего же холодно!

Добавить комментарий

Так же вы можете использовать аккаунты соцсетей: